23.07.2019

Новости

23.07.2019 Подготовка в чрезвычайных условиях

23.07.2019 Выдвижение кандидатов завершается

23.07.2019 Кодификация избирательных норм

22.07.2019 Муниципальные выборы

22.07.2019 Найди свой избирательный участок

22.07.2019 Работа с будущими избирателями

19.07.2019 Муниципальные выборы

19.07.2019 Приглашения для впервые голосующих

19.07.2019 Безналичная оплата

18.07.2019 Итоги заседания

Юлия Бывшева: «Режиссер должен быть ремесленником»


Хрупкая блондинка с карими глазами и детской открытой улыбкой. Именно так выглядит режиссер-документалист Юлия Бывшева, которая с 2013 года живет и работает в Иркутске. Она снимала фильмы о спортсменах и театральных деятелях, об особенных музыкантах и обычных людях. За каждым фильмом стоит своя история, связанная с судьбой человека, его принятием своей участи или преодолением.

Устроившись в кофейне, мы с Юлией обсудили, почему мужчинам-режиссерам работать легче, кто не может себе позволить жить по принципу «я творческий человек, и я так вижу», где пригождается диплом ВГИКа.

– Юлия, расскажите, как становятся режиссерами?

– Наверное, так же, как выбирают другие профессии. Не скажу, что с детства мечтала стать режиссером. Я сделала этот выбор уже в сознательном возрасте, в 20 лет. Когда поняла, кем хочу быть, стала искать, где можно получить соответствующее образование. Я тогда жила в Нерюнгри, никаких учебных заведений по подготовке режиссеров там, конечно, не было. Вначале я думала поступать в Хабаровске на режиссера культурно-массовых мероприятий. Но вскоре поняла, что хочу быть именно кинорежиссером, а значит, надо поступать во Всероссийский государственный институт кинематографии (ВГИК) в Москве.

Вступительные испытания туда включали четыре отборочных тура. На первом этапе конкурсанты отправляли документы по почте на рассмотрение комиссии: помимо сведений о себе (краткой и полной биографии), требовалось представить рассказ на тему «Случай из жизни». Мастера эту папку бумаг каждого соискателя изучали и принимали решения, кто может принять участие в следующих турах.

– И что вы написали, чем тронули экзаменаторов?

– Как мне потом говорили наши мастера, они отметили мой «Случай из жизни», это была драматическая история из детства.

– Вы сразу выбрали в качестве направления документальное кино?

– Нет. Я одновременно поступала на игровое кино к Вадиму Юсуповичу Абдрашитову и на документальное к Сергею Валентиновичу Мирошниченко.

– Сложно было пройти все испытания?

– Да. Основная трудность для меня состояла в отсутствии фильмов и литературы для самостоятельной подготовки. В 2007 году у нас в Нерюнгри интернет был очень плохой, можно сказать, его почти не было. Готовиться к экзаменам было сложно. Сайт ВГИКа загружался несколько минут, о просмотре фильмов в онлайне и подумать было невозможно. Я приходила в магазин, где продавали фильмы на дисках, и просила по списку с сайта ВГИКа, к примеру, Эйзенштейна. Мне отвечали: «Зачем вам это, вот возьмите “Рокки”!» Многих фильмов не было, но мне удалось посмотреть Тарковского и перечитать много классики. Кроме того, для поступления на документальное кино нужно было сделать фоторепортаж: с помощью 10–15 фотографий рассказать какую-то историю. Я сняла сюжет про 9 Мая в Нерюнгри. Как вначале всё красиво, торжественно, а после праздника остается огромный слой мусора на площади, который убирают трактором.

– Не все же с первого раза поступают. Вы рассматривали какой-то иной сценарий для себя, кроме учебы во ВГИКе?

– Для меня не было варианта: не поступлю, ну и ничего страшного… Я в 2008 году уехала из Нерюнгри, собрав все свои немногочисленные вещи, с 14 тысячами рублей в кармане. Ставка была только на учебу во ВГИКе, отступных путей не было, и рассчитывать я могла только на себя.

– После поступления было «головокружение от успехов»?

– Конечно.

– А когда вас «приземлили»?

– Практически сразу.

– Что было самое сложное в первый год учебы?

– Мне не хватало образования. Приходилось нагонять однокурсников, многие вещи, о которых говорили наши мастера, были им понятны, а мне требовалось набирать материал. Учеба наша состояла в том числе в просмотре и анализе кино, многие фильмы построены на образах, понятных человеку с определенным культурным бэкграундом. Было очень трудно и одновременно интересно. Я наконец почувствовала себя на своем месте, с людьми, которые были мне близки по духу.

С первого курса мы начали снимать и монтировать. Каждые полгода надо было сдавать фильм по режиссуре. Понятно, что уровень у всех студентов и, соответственно, работ был разный. У меня ничего не получалось. На самом деле до поступления во ВГИК я не понимала в принципе, что такое кино и как его делают. Освоение азов мастерства шло сложно, притом что мне приходилось постоянно догонять однокурсников.

– Когда догнали?

– Через два с половиной года. Всё это время мастера каждую сессию меня хотели исключить.

– Но тем не менее в результате вы стали любимой ученицей Мирошниченко!

– Ну, это сильно сказано. У Сергея Валентиновича много хороших учеников, и для многих из нас он остается Мастером и после окончания института, который принимает участие в нашей дальнейшей судьбе.

– А когда он рассмотрел у вас задатки режиссера?

– Наверное, когда я во время учебы сняла фильм «Портрет», он о человеке, который ходит по квартирам и предлагает приобрести разные товары. Сейчас бы я, конечно, по-другому всё сделала, но мои наблюдения понравились Мирошниченко. И еще один фильм, снятый в годы учебы, – «Синкопа», про слепого музыканта. Он уже хорошим получился, были фестивали, призы. Но не это главное, а то, что стал виден мой профессиональный рост.  Мирошниченко любит говорить: «И последние станут первыми».

– Режиссер – мужская профессия или женская?

– Скорее мужская. Чтобы добиться успеха в режиссуре, женщинам приходится больше работать, доказывать свой профессионализм. Кстати, и герои чаще больше доверяют режиссерам мужчинам. Не знаю почему, может, действует тот же принцип, что и в утверждении «баба за рулем»… Сейчас очень много среди документалистов женщин, которые снимают сильное профессиональное кино. Я сейчас говорю именно о документалистах, потому что эта среда мне ближе.

– Первая встреча с Мирошниченко произошла на экзамене?

– Да.

– Вы осознавали, что это маститый режиссер, работавший со многими сильными мира сего?

– Нет. Это же экзамен. Там на всех смотришь со страхом, а не с восторгом.

– Вы окончили ВГИК и после выпуска поехали в Иркутск. Почему?

– На последнем курсе я поняла, что не хочу оставаться в Москве. А в Иркутске у меня есть родственники. Кроме того, поддержал Мирошниченко, не чужой для города, много лет он является президентом кинофестиваля «Человек и природа», который проходит в Иркутске. Да и просто на уровне ощущений – почему-то была уверена, что мне здесь будет хорошо.

– То есть были эмоции, а не конкретные предложения работы…

– Первоначально да. Потом узнала о грантах на съемки документальных фильмов, деньги выделяло правительство Иркутской области. Подала заявку от студии «Остров» Мирошниченко и выиграла. Я приехала снимать фильм «Легенды Байкала». Жаль, что такое выделение грантов не стало хорошей традицией. Устроилась работать в областной кинофонд. Там мы возродили кинолетопись, до этого ее уже много лет не снимали. Следующим этапом стало открытие собственной киностудии «Матёра». Затем был получен грант от министерства культуры РФ на фильм «Уходящие голоса». Вот так всё завертелось. А еще мы с ребятами организовали Байкальский фестиваль регионального кино.

– Вот здесь, пожалуйста, поподробнее. Зачем режиссеру, у которого много работы, еще заниматься фестивалем, проведение которого требует не столько творческих, сколько административных навыков?

– Здесь была стратегическая сессия, организованная молодежным центром Союза кинематографистов…

– О, я сейчас чувствую, что разговариваю не с режиссером, а с менеджером.

– Режиссеру приходится выполнять разные функции… Пафосная фраза «Я так вижу, я творческий человек, а рутина – это не для меня» – подобного отношения к делу я себе позволить не могу. И студентам, у которых преподаю, говорю, что такое поведение недопустимо. У тебя возникла идея, ты написал заявку на грант, можешь считать это временем, отданным творчеству. В остальном ты встречаешься, договариваешься, реализуешь. И если тебе поступил заказ, ты должен его выполнить с не меньшей тщательностью и профессионализмом, чем свой авторский замысел, причем с соблюдением всех сроков. Нельзя заявлять заказчику, что ты творческая личность и тебе надо не месяц, как первоначально договаривались, а полгода. Ты должен быть профессионалом, способным вовремя выдать качественный продукт.

Возвращаясь к теме регионального фестиваля… Тут, в Иркутске, все жили – каждый в своей норе. А у нас появилась идея объединить людей, делающих региональное кино, чтоб они могли делиться опытом, встречаться с профессиональными кинематографистами, которые бы проводили мастер-классы. Первый фестиваль прошел в 2015 году. Начиналось всё с Иркутской области, потом география фестиваля расширилась, к нам присоединились коллеги из Красноярского края, Забайкалья, Бурятии. В прошлом году на проведение фестиваля нам удалось получить президентский грант, пригласить в состав жюри профессиональных кинематографистов, в том числе преподавателей ВГИКа. Ксения Кузнецова, Светлана Музыченко, Евгений Корженков приехали из Москвы, Александр Калашников из Красноярска, Баир Дышенов из Бурятии, Юрий Дорохин из Иркутска был председателем жюри. Они провели прекрасные мастер-классы.

– У вас первое образование педагогическое, оно вам как-то помогает?

– Я убеждена: помимо режиссерской, хорошо иметь еще какую-то профессию. Но не сказала бы, что педагогическое образование серьезно мне помогает. А может, я этого просто не замечаю. Не думала об этом.

– Как вы поняли, что уже готовы делиться опытом с подрастающим поколением, преподавать?

– На самом деле я ничего не поняла. Считала, что еще не могу чему-то учить других. Но Сергей Валентинович решил по-другому. Он планировал сам набрать курс в Иркутском филиале ВГИКа и преподавать, но летать сюда часто не мог из-за высокой занятости. А наставник должен быть рядом со студентами, чтобы помогать. Мы с ним это обсудили, и он сказал, что суть преподавания состоит не только в том, чтобы учить других, но и одновременно учиться самому. Вот так я уже три года преподаю. Первый набор составил пять человек, второй – десять, часть людей отсеялась, осталось трое и шестеро соответственно... На фестивале регионального кино в 2018 году мои студенты получили гран-при за лучший документальный фильм.

– Вы должны как наставник испытывать за них гордость…

– Ну, я-то знаю всё изнутри. Я строгий преподаватель и спуску им не даю, не хотелось, чтобы их подкосила звездная болезнь.

– Где смогут работать ваши выпускники?

– В кино, на телевидении, могут рекламой заняться. Ну это, конечно, еще вопрос, как жизнь сложится. Могут возникнуть такие обстоятельства, что ребятам придется пойти менеджерами работать. Но я очень рассчитываю, что они найдут себя в кино или на телевидении в Иркутске, в Бурятии, на Сахалине… Это не такие места, где много режиссеров с образованием. Хотя в наше время диплом уже ничего не дает. Если ты с дипломом ВГИКа, но не укладываешься в сроки, не слушаешь пожелания заказчика, то выберут человека, который пусть и без диплома, но более дисциплинированный, способный работать в формате.

Сейчас каждый второй, кто взял камеру, называет себя режиссером, оператором. А недавно еще появились так называемые видеографы (режиссер, оператор, монтажер в одном лице), конкуренция очень высока.

– Сколько фильмов вы уже сняли?

– А надо считать? И если да, то как? К примеру, многие свои студенческие работы я бы не стала сейчас учитывать. Наверно, первым моим полноценным фильмом можно считать «Синкопу», хотя когда я его пересматриваю, то думаю, что сейчас я уже многое сделала бы иначе. Это касается и моих недавних работ, в «Уходящих голосах» тоже бы кое-что поменяла. Некоторые режиссеры так и делают, возвращаются к своим работам, переделывают, но я предпочитаю идти дальше, стараться сделать по-новому и лучше свои следующие работы, учитывая прошлые ошибки. Был еще фильм, в котором участвовали студенты из театральной мастерской Серебренникова. Потом для ВГТРК была сделана «Территория поиска, или Несколько слов об арте» о театральном фестивале (участие в съемках приняли Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Кама Гинкас, Андрей Могучий и другие). При работе над фильмом я убедилась, что многие народные артисты, признанные любимцы публики, в общении очень скромные и обаятельные люди, с ними приятно и легко работать. А вот среди начинающих актеров и режиссеров нередко встречаются «со звездой во лбу», с ними очень трудно. Еще один большой фильм, который мы делали с двумя однокурсницами на студии Мирошниченко, это был наш дебют после учебы – «Дух в движении». Официальный фильм Паралимпийских игр в Сочи.

– Это же очень непростая в эмоциональном плане тема. Тяжело было работать над фильмом?

– Скорее сложно. После съемок я уехала в Иркутск и работала над этим фильмом удаленно. Всего снимали про шесть видов спорта, получилось на каждую из нас по два. Мы решили, что нужно показать людей с разными судьбами. У меня были биатлон и лыжные гонки. Моими героями стали Вивиен Херш из Германии (она слепая) и Ду Хайтао из Китая (у него нет рук). Ду Хайтао в детстве ударило током, у семьи не было денег на врачей, и дедушка сам удалил ребенку руки…  После просмотра этого фильма меня многие спрашивают: «Как вы это снимали? Это же такие тяжелые истории». Но это истории про настоящее мужество и силу духа. Наши герои не вызывают жалости, а показывают, что не сдались, боролись и достигли невероятных успехов, вопреки судьбе. Они живут полной жизнью, на них надо равняться!

После этого фильма я еще сняла «Легенды Байкала» и «Уходящие голоса». Сейчас в работе фильм про Валентина Григорьевича Распутина.

– С чем связан этот выбор?

– С Галиной Витальевной Афанасьевой-Медведевой, этнографом-фольклористом. Мы с ней снимали «Уходящие голоса» и поддерживали отношения после завершения картины. Она уже после ухода из жизни Валентина Григорьевича поехала в Аталанку (деревня в Усть-Удинском районе) записывать истории стариков, общавшихся с писателем. Получились очень необычные воспоминания. Меня тоже заинтересовала эта тема настолько, что я уже два года работаю над фильмом. Мы совершили две съемочные экспедиции, сейчас идет монтаж материала, написание музыки. К сожалению, весь процесс затягивается из-за отсутствия денег. Нам нужна еще летняя экспедиция в Аталанку и Братск, необходимы съемки летней Ангары. Без этого фильм о Распутине будет неполным! А еще потребуются средства на постпродакшн. Но мы не опускаем руки! Я верю, что работа будет завершена, тем более что концепция фильма трансформировалась. Вначале всё строилось на воспоминаниях стариков, потом переросло в то, как воспринимают фигуру писателя совершенно разные люди – по возрасту, профессии, знавшие Распутина лично или только читавшие его книги...

– Вы уже сформулировали для себя основной посыл, идею фильма?

– Мне важно понять, как рождается писатель, и здесь ценностью являются воспоминания современников, тех, кто знал Распутина лично. Один из его однокашников, например, рассказал о том, как он учился вместе с Валентином Григорьевичем, и тут же добавил: «Ну, я же на него внимания не обращал, я ж не знал, что он станет великим писателем». Здесь важны не только рассказы о самом писателе, но и о той атмосфере, окружении, времени и т.п. Интересно отношение людей к творчеству Распутина, как они его оценивают: как современного автора или нет, близко им его творчество или нет. Я стараюсь показать в фильме две важные составляющие: прошлое и современность.

– Что вы считаете своей главной победой на сегодняшний день?

– Я еще в поисках победы.

– Хорошее кино для вас – это…

– Хорошая драматургия, хорошие актеры, хорошая операторская работа.

– Какой фильм последних двух-трех лет стал для вас потрясением?

– Потрясение – это не то слово. Понравились «Аритмия», «История одного назначения», «Человек, который удивил всех». Вот только посмотрела «Зеленую книгу» – очень хорошее кино.

– Хорошее кино может быть легким или оно непременно должно всё в душе переворачивать?

– Может быть и легким. Настоящую, хорошую комедию снять сложнее, чем драматический фильм. Надо быть тонким мастером, чтобы сделать комедию, которая бы не устарела и люди ее пересматривали. На самом деле такое «легкое» кино еще ценнее.

Беседовала Алёна Сабирова

Фото из личного архива Ю. Бывшевой

Голосование



Стали бы Вы наблюдателем на выборах?

Всего голосов: 23






Видеоновости