18.04.2019

Новости

18.04.2019 Финал обучения

18.04.2019 Молодежь и право

17.04.2019 Доклад об информационной работе

17.04.2019 Финотчеты партий

17.04.2019 Правовое просвещение

16.04.2019 Обучение в Центризбиркоме

16.04.2019 Финансирование муниципальных выборов

16.04.2019 Деятельность «молодежек»

15.04.2019 Итоги муниципальных выборов

15.04.2019 Конкурсы плакатов и кроссвордов

Когда всё «Близко к сердцу»


Обычный рабочий день в благотворительном фонде «Близко к сердцу». Подхожу к домику на улице Маяковского в Ангарске. Крыльцо припорошено снегом. Дом со стороны напоминает детский сад. Оказывается, интуиция меня не подвела, в советский период здесь действительно было дошкольное учреждение. Потом первый этаж домика снимали коммерческие фирмы, не слишком заботившиеся о ремонте помещений. Сейчас первый этаж городские власти передали фонду. Я застала работников фонда за генеральной уборкой.

Парадный вход

– Поставили в художественной мастерской большое окно и убрали железные решетки, – с воодушевлением говорит мне директор фонда Наталья Титова и показывает огромное, почти во всю стену, окно. В комнату льется спокойный морозно-прозрачный свет. – Как можно что-то делать, творить за решеткой?

Действительно, ни творить, ни чувствовать себя свободным за металлическими прутьями, установленными на окнах большинства провинциальных городов в начале 1990-х, невозможно. А прелесть хорошего дневного света из окна способен оценить истинный художник, которому только такой свет позволяет грамотно подобрать палитру для произведения.

– Выломали страшную железную дверь, чтобы проход был нормальный, – продолжает рассказ о преобразованиях Наталья Титова и ведет меня осматривать свое хлопотное, но любимое хозяйство. – Вы вошли как? Через главный вход?

Я искренне удивляюсь, потому что увидела у небольшого домика только одну дверь, в нее и вошла.

– Это вы через главный вход зашли, а все последние годы он был закрыт, стояла страшная, обшарпанная зеленая железная дверь… И все ходили через черный вход со двора. Мы эту традицию разрушили, убрали жуткую дверь, установили новую, а над ней – настоящий витраж. Теперь планируем украшение фасада мозаикой, – обстоятельно поясняет Наталья.

Я снимаю куртку и невольно любуюсь массивным сундуком с металлическими уголками и петлей для хорошего замка. «Это под Машины вещи (Маша Щербина – член команды фонда. – Прим. ред.). Она собирает их для детей из неблагополучных семей, и обычно эти пакеты негде временно хранить. А тут будет удобно», – поймав мой взгляд, тут же комментирует Наталья.

– Вот здесь у нас кабинет психолога. Проводится прием пациентов, борющихся с онкологией, и их близких. Помощь хорошего психолога – необходимая вещь в борьбе с раком, – мы заходим в небольшую узкую комнату с плетеными креслами и цветами на окнах, за которыми обнаруживаются суровые железные решетки.

– Сменить сразу все окна пока нет средств, – констатирует Наташа и тут же, улыбнувшись, уточняет: – Но мы всё заменим! Постепенно!

Я ее слушаю и верю: она – заменит. Мы бодро движемся дальше. «Вот здесь у нас “плиточная комната”, – заглядываем в помещение. Пол заставлен коробками с чуть расколотой разномастной плиткой. – Нам крупная иркутская фирма пожертвовала остатки разных коллекций плитки и разбитые экземпляры. Для ремонта они не годятся, а вот для мозаики – самое то. Мы вообще стараемся принимать всё, что нам готовы пожертвовать, а уж применение вещам найдется».

Далее мне показывают «печечную» комнату, там установлены специальные печи для обжига изделий из стекла и глины. К печам ведет качественная проводка, а под потолком красуется сложная система вентиляции. Всё очень основательное и современное. «Это нам ребята смонтировали вентиляцию, денег не взяли, сказали: “Хорошим делом занимаетесь, грех не помочь!”», – поясняет Наталья.

Мы возвращаемся в мастерскую, где художник Юлия Бардина, еще один активный работник фонда, готовит материалы для фьюзинга (витражная техника, основанная на спекании цветного стекла).

– Столы для работы со стеклом делал Андрей Середкин (директор по развитию фонда. – Прим. ред.), – Наталья находит розетку, включает, и под стеклянной столешницей загорается лампа. – Витражное стекло у нас очень дорогое, импортное, расходуем его очень экономно.

Виноват Хундертвассер!

Как по мановению волшебной палочки на только что установленное пластиковое окно водружается витраж, в стеклышках которого тут же запутывается солнце и наполняет комнату чудными зайчиками. На столе у Юли Бардиной разложены невероятных расцветок и конфигураций стеклянные снежинки, недавно извлеченные из печи для обжига. Это изделия подопечных фонда «Близко к сердцу». Я спрашиваю у Натальи, как появилась идея устраивать мастер-классы по витражам, фьюзингу и керамике для онкологических больных.

– Всё началось с Хундертвассера! – с широкой улыбкой говорит Наташа и указывает на фотографию одного из домов, созданного австрийским фантазером. – Два года назад мы ехали в деревню на электричке и играли в слова. Девчонки-художницы загадали слово «Хундертвассер», остальные участники никак не могли его угадать. Когда же это имя было названо, то часть нашей компании недоумевала, т.к. не знала о нем ничего. Мы вернулись из поездки, устроили небольшую лекцию, нашли картинки с его работами в интернете, распечатали. Я поняла, что хочу, чтобы хотя бы один дом в Ангарске был украшен мозаикой и росписью, как у Хундертвассера! Думаю, когда дети ходят мимо серого унылого забора, у них и жизнь складывается так же. А если они будут видеть красоту, мозаику, витражи, то, став взрослыми, не станут бить витрины и уничтожать клумбы, просто рука не поднимется. Если, увидев наши витражи и мозаики, из ста детишек один вырастет художником, мы считаем свою задачу выполненной. Мы на большие цифры не замахиваемся! – четко подводит черту Наташа.

По признанию Натальи Титовой, во всех проектах фонда «Близко к сердцу» они не стремятся объять необъятное, а ставят задачи по силам и очень радуются, когда удается помочь большему числу людей, чем планировалось изначально.

– Мне кажется, самый душевный наш проект – «Ремесленные мастерские», он как раз вырос из нашего восхищения творчеством Фриденсрайха Хундертвассера. Мы сидели и мечтали, чем бы хотели заниматься. Кто-то из девочек сказал о витражах, кто-то о керамике и мозаике. Потом сели и описали все «хотелки» в виде проекта, который бы помогал нашим подопечным (онкологическим больным и их близким) хотя бы на время забыть о своей болезни и порадоваться. Мы составили смету, определили, какие инструменты и материалы нужно приобрести. Оформили всё в соответствии с требованиями президентского гранта. И победили. От задумки до воплощения прошло где-то три месяца. Всё, что необходимо для создания витражей, очень дорого стоит. Стекло – только импортное, как и оборудование. На грант мы смогли купить и инструменты, и расходные материалы. Наши подопечные занимаются творчеством в мастерской бесплатно. К тем, кто не может к нам прийти, Юля Бардина ездит на дом со всеми стеклышками и материалами. Вот недавно вернулась от одной нашей подопечной. Она при помощи Юли собрала из стеклянных исходников фоторамку, а из оставшихся кусочков вот такой медальон, мы его закрепим, и будет очень красиво, – Наталья показывает мне небольшой стеклянный квадратик, в котором запеклись желтые и красные осколочки-треугольники.

Такую вещь мог придумать человек с очень добрым и светлым взглядом на жизнь. И невозможно представить, что это яркое изделие – творение человека, который борется со смертельным недугом. Важная часть проекта, что творчеством заняты не только сами пациенты, но и родные, ухаживающие за ними. «Иногда не знаешь, кому важнее помочь отвлечься от тягостных мыслей: больному человеку или его родным, страдающим не меньше. А еще мы устраиваем бесплатные мастер-классы для медперсонала, надо беречь медиков от эмоционального выгорания», – убеждена Наталья Титова.

Значительную часть работ после запекания и обработки передают их авторам на память, часть своих произведений подопечные фонда отдают на продажу. Свой вклад в создание стеклянных чудес делают и волонтеры, и ученики художественных школ. Вырученные от продажи вещей средства идут на приобретение медицинских расходников для ухода за лежачими больными. Это как раз относится к еще одному направлению работы фонда – социальному предпринимательству.

– Мы для желающих устраиваем платные мастер-классы, лекции. Любая организация, фирма может заказать мастер-класс для своих работников по фьюзингу, керамике, причем не только в Ангарске, но и в Иркутске. Это гораздо полезнее и приятнее, чем посиделки в кафе. Наша мастерица Светлана шьет всё – от штор до подушек. Сейчас выполняем заказ для одного иркутского кафе, которое в ближайшее время откроется в центре города. Полученные от заказов деньги пойдут на нужды подопечных фонда, – уточняет Наталья.

Против безразличия

Третье важное направление в работе фонда – хоспис. История его создания тесно связана с личной историей Натальи Титовой.

– У меня были большие планы круто поменять свою жизнь, хотела уехать в Калининград, но мама заболела раком... Мы, как и многие, столкнулись с безразличием медицинской системы. Помню, положили маму в больницу за деньги прокапать. Я прихожу в выходной день ее проведать и вижу, как соседка по палате, сама тяжелобольная, ведет мою маму по больничному коридору в туалет, потому что из медперсонала на два этажа одна медсестра… Мама же у меня очень скромная была, никогда ни на что не жаловалась, ей всегда проще было промолчать и потерпеть. Я как-то сидела в больнице около нее (я тогда была уверена, что мама выздоровеет, что у нее просто депрессия, как уверяли врачи) и пообещала Богу, что организую в Ангарске такую службу, которая будет с душой и заботой относиться к тяжелым пациентам.

После ухода мамы у меня была великая депрессия. Я позабыла о данном обещании, но мне о нем напомнила одна знакомая, она же рассказала о Первом московском хосписе. Я туда позвонила, сказала, что прилечу, чтобы узнать об их опыте работы с онкологическими больными. Они меня притормозили и посоветовали посмотреть, как организована эта деятельность в иркутском хосписе. Я там побывала, но идею о Москве не оставила. Прилетела в столицу, чтобы поговорить с Верой Васильевной Миллионщиковой, которая тогда была главным врачом Первого московского хосписа. Встретиться нам не удалось, она в это время была на вручении премии Владимира Высоцкого. Но мне устроили экскурсию по хоспису. И я, честно сказать, обиделась: «Почему так отличается московский пациент от ангарского? Почему у нас нет такого отношения к умирающим людям?»

Позже я все-таки увиделась с Верой Васильевной, она со мной поговорила. Через месяц ее не стало. Я потом только поняла, как мне повезло, что она уделила мне время. На самом деле жизнь разделилась на периоды до и после знакомства с Верой Васильевной, – рассказывает Наташа.

Вернулась из Москвы Наталья с четким видением, каким должен быть хоспис в Ангарске. Она пообщалась со специалистами из городской администрации, курирующими здравоохранение. Те организовали встречу с главными врачами лечебных заведений Ангарска.

– Мою идею с хосписом поддержали. На базе городской больницы открыли десять коек (по пять для женщин и мужчин). Как сейчас помню, было 10 октября, потом узнали, что, оказывается, это Всемирный день хосписов. Я, когда восемь с половиной лет назад создавала фонд, то для себя определила: если десяти людям помогу дожить их последние дни без боли, достойно, то буду считать свою миссию выполненной. Спустя девять месяцев работы через наш фонд прошли 1087 человек. А за всё время существования фонда оказана помощь более 20 тысячам человек (учитывая все проекты фонда от хосписа до «Ремесленных мастерских»), – очень спокойно, без пафоса и гордости говорит Наталья.

Последняя надежда

Почивать на лаврах и гордиться собой – это не про команду фонда «Близко к сердцу». Здесь, вырастив один проект, принимаются за другой, третий. А головокружение от успеха не возникает, потому что была получена очень жесткая прививка.

– Знаете, это на «Ремесленные мастерские» мы быстро получили грант. А, к примеру, машину для «Мобильного хосписа» смогли купить только спустя шесть лет после начала работы фонда. Хоспис уже действовал на базе больницы, и мы осознали, что очень нужна помощь лежачим больным на дому. И Бог мне послал Жанну Плотникову (в настоящее время руководитель выездной службы помощи фонда. – Прим. ред.), нашу медсестру. Главный врач больницы «закрепил» ее за мной, мы стали ездить по Ангарскому и Усольскому районам, где-то на медицинском уазике, где-то на моей машинке «Ниссане-Марче». Бывало, со всеми своими медицинскими чемоданами Жанна добиралась до пациентов на городском транспорте и на перекладных. Шесть лет мы так крутились. Просили помочь приобрести специализированную машину, подавали на гранты, но везде получали отказы. Наконец в 2017 году я сказала: «Всё, в последний раз подаем и завязываем с этой темой». Представили заявку на президентский грант, проверили в личном кабинете на сайте, там стояла отметка, что мы неправильно оформили документы. Кажется, был май месяц. К нам еще по рекомендации Мити Алешковского заехал столичный корреспондент и написал, что вот, мол, классные ребята, делают хорошее дело, но никаких грантов не получают. Зато деньги выделяют… и назвал одну крупную организацию байкеров. Вышла прямо вот такая статья.

Я, расстроенная, что мы никакой финансовой поддержки не получили, уехала на Байкал. И на обратной дороге с отдыха мне звонит Андрей Середкин и заявляет, что мы выиграли президентский грант. Я ему не поверила, но в итоге нам одобрили 3,5 млн рублей. Мы на эти средства наконец-то купили автомобиль для проекта «Мобильный хоспис», – вспоминает Наталья Титова.

Еще один проект фонда «Врачи и волонтеры против рака» нацелен на раннее выявление онкологии. «Мы, когда начинали наши выезды по области, решили: хоть у одного поможем выявить рак на ранней стадии – это будет уже большая победа. В первый выезд были семь человек выявлены, за год – около тридцати. И с того момента мы решили, что это направление нельзя закрывать. Приглашаем врачей-волонтеров, берем мобильный флюорографический кабинет, аппарат УЗИ и отправляемся в деревни и поселки. В 2016 году наш проект стал лауреатом национальной премии добрых дел “Сможем вместе”, ее вручал сам Леонид Рошаль, о фонде узнали на российском уровне, это повысило доверие к нам», – рассказывает Наталья.

Верные помощники

Вообще доверие – важнейшая составляющая благотворительной организации. «Занявшись благотворительностью, я сразу поняла, что всё в этой системе строится исключительно на доверии. Люди дают мне деньги, они свою задачу выполнили, а вот как я распоряжусь этими деньгами – от этого зависит результат. И здесь обманывать нельзя, это такой грех! Доверие будет потеряно раз и навсегда! И слава Богу, у меня такие же коллеги. Они так же трепетно относятся к нашей работе», – признается создатель фонда «Близко к сердцу».

– Наталья, а не бывает так, что у вас руки опускаются от бессилия? – спрашиваю я и смотрю в лучистые глаза Наташи, которые мгновенно становятся серьезными.

– В первые годы регулярно опускались руки, но мы с Жанной подбадривали друг друга. Большой кризис был в конце 2016 года. Совсем не было денег. Я так переживала, что легла во вторую в своей жизни великую депрессию и фактически месяц пролежала дома. Почти ничего не ела. В январе 2017-го было общее собрание в фонде, и я сказала всем своим, что мы закрываемся. Видимо, Ангарску хоспис не нужен и мобильная служба тоже. Коллеги по фонду меня не поддержали и сдаваться были не намерены. Тогда нас спасли средства, собранные на разных небольших акциях, а к лету выиграли грант на машину, – позитивно закончила Наталья.

– О чем вы мечтаете в предновогодние дни?

– Наши мечты к Новому году не привязаны. Мы хотим благоустроить территорию рядом с домиком, где сейчас расположились наши мастерские, установить мозаичные скульптуры, освещение, скамейки. Придется отремонтировать ворота и закрывать этот двор-сад на замок, потому что пока горожане еще не слишком сознательные... Нужно установить новые окна во всех наших помещениях. В мечтах у нас открыть мастерскую по работе с деревом и еще много чего.

– А есть какие-то проекты, в реализации которых могут помочь наши читатели?

– Самый простой способ помочь – перечислить средства на счет фонда, вся подробная информация есть на сайте hospice-angarsk.ru. Но мы не принимаем пожертвований от пациентов, которые находятся на лечении в хосписе, и их родных. Это наша принципиальная позиция! Из проектов, в которых можно поучаствовать: мы сейчас набираем мозаику в детский хоспис в Иркутске, и в этой работе нам нужны волонтеры. Желающие могут позвонить и записаться на тот день, когда нам понадобятся помощники (телефон 89025145373). Еще мы принимаем расходные материалы: пеленки, подгузники, средства от пролежней. Вообще мы всегда рады любой помощи и любому участию!

Беседовала Алёна Сабирова

Голосование



Стали бы Вы наблюдателем на выборах?

Всего голосов: 23






Видеоновости