13.11.2018

Новости

13.11.2018 Минус один кандидат

13.11.2018 Деловая игра

13.11.2018 СТЭМ про выборы

12.11.2018 Конкурс кроссвордов

12.11.2018 Работа с архивом

08.11.2018 Три должника

08.11.2018 Викторины для школьников

08.11.2018 Набор слушателей

07.11.2018 Палитра выборов

07.11.2018 Выборы в новом муниципалитете

Радио – это телевидение для умных


Каждую избирательную кампанию на волнах «Радио России» можно услышать передачи, которые ведет ставшая уже родной для многих радиослушателей Надежда Кузнецова. Ее мелодичный и спокойный голос по утрам рассказывает жителям Иркутской области о самых важных событиях. Те, кто не знаком с Надеждой Иосифовной лично, рисуют себе ее образ то в виде миниатюрной блондинки, то жгучей брюнетки. При этом радиослушателей не подводит внутреннее чутье, что человек Надежда Иосифовна яркий, неординарный и невероятно искренний. Она не выносит фальшь и ложь, не боится задать облеченному властью собеседнику неудобный вопрос и всегда по всем важным вопросам имеет свое четко аргументированное мнение.

Детский сад

– Вы с детства хотели стать журналистом?

– Нет, я мечтала стать учительницей. Но мне всегда нравилось, когда люди красиво и грамотно говорят. Помню, когда болела в детстве и меня оставляли дома, то слушала радио. Меня завораживало, как читал сказки Николай Литвинов. Я сама потом с удовольствием пересказывала услышанное, при этом в артистки никогда не мечтала попасть.

– И во дворе представления не устраивали?

– Нет. У нас во дворе были в основном мальчишки. Девочек моего возраста не было: или старше, или младше. Я играла с мальчишками. А с ними как? По заборам лазила, по крышам, старалась мальчишкам не уступать. Кладовок, сарайчиков разных в то время было много, так вот в Кировском районе по крышам кладовок можно было с улицы Тимирязева, на которой я жила (там, где пожарная каланча), добраться чуть ли не до Ангары, тогда в Иркутске было много деревянных домов и мелких строений во дворах.

– Когда решили, что пойдете в журналистику?

– В девятом классе вдруг поняла, что быть учительницей несколько скучно. Я хорошо писала сочинения, всегда у меня была своя позиция. Ближе всего по моим склонностям оказалась именно журналистика.

– А почему радио, а не телевидение?

– Когда училась в университете, нас отправляли на практику в газеты и на радио, на телевидении не особенно в то время проходили практику студенты, и брали туда совсем немного ребят. Все рвались в газеты. Вот после третьего курса я пришла на радио на практику, и вместе со мной еще тринадцать девчонок, нас стали распределять по редакциям: кого в сельхозредакцию, кого в новости, кого в молодежную…  А я всегда выглядела очень молодо на фоне однокурсников, надо мной даже шутили: «детский сад, младшая группа». И вопрос про возраст, который мне первое время задавали однокурсники, меня удивлял: ну, если я окончила школу, значит семнадцать-то мне уже есть. На меня посмотрел руководитель радио Георгий Килессо и сказал: «В детскую редакцию!» Так он определил мою судьбу на много лет вперед, и я не жалею. После университета меня пригласили работать на радио, и я трудилась именно в детской редакции десять лет. Главным редактором литературно-художественного вещания была Лариса Васильевна Гайдай, ее муж – брат знаменитого кинорежиссера, возглавлял здесь ТАСС. Она была большая умница, строгая, сдержанная, конкретная, я у нее многому научилась. Взяли меня не сразу в штат журналистом, (свободных ставок не было), я вначале попала на ставку библиотекаря, при телерадиокомитете в то время была богатая, ну просто шикарная библиотека. и полдня я находилась в библиотеке, а полдня трудилась в детской редакции. Дети самые благодарные и искренние собеседники. Я делала сюжеты из пионерских лагерей, из школ, с удовольствием рассказывала о ребятах, увлеченных, иногда буквально рот раскроешь и слушаешь, а бывало, насмеешься с малышами-первоклашками. Десять лет пролетели, было очень интересно, никуда в другие места меня не тянуло, хотя на телевидение меня звали. Однажды мне пришлось делать детскую передачу на ТВ. Съемка длилась с восьми утра до восьми вечера. Все устали: и дети – участники передачи, и их родители, которые пришли с бутербродами и термосами. Дети, как и ведущая, в кадре должны быть откровенными, разговорчивыми, живыми, но нас тогда, по-моему, передержали. Хотя передача вышла, и говорили, что всё получилось, но на ТВ очень многое зависит от команды: от режиссера, оператора, журналиста, звукорежиссера. На радио основная работа ложится на автора, и мне это нравится больше.

На телевидении я еще дважды готовила передачи из командировок. Одна была из Монголии, другая передача после поездки губернатора Бориса Говорина по северным территориям региона. На радио мне нужно было сделать серию 45-минутных передач, рассказать о каждом районе: о Киренском, Жигаловском, Бодайбинском, Катанге… А на телевидении одну под названием «Не бывает Север крайним». И тут слово и видеоряд боролись: то, что словами может на радио рассказать журналист, оператор на телеэкране покажет картинкой, съемкой, если оператор классный, то слов не надо. В ту северную командировку мы летали с оператором Лешей Савиным, он свою работу выполнил прекрасно, прописал «синхроны» встреч губернатора с жителями, с работниками предприятий, было видно: вот вам Крайний Север – Катанга, а вот Бодайбинский район, золоторудный прииск и жуткое бездорожье… На телеэкране это всё можно увидеть, а в радиоэфире нужно рассказать так, чтобы слушатель оказался на месте событий и не спутал один район с другим. Из командировок приходилось привозить по десять полностью записанных аудиокассет, их нужно расшифровать, выбрать материал для программы, смонтировать и при этом не утонуть в море собранной информации.

Для меня очень важно слово, оно должно быть точным, ярким, побуждать к воображению, я своим практикантам всегда говорю: «Ребята, начинайте свою журналистскую работу с газеты (а они все сейчас рвутся на ТВ), научитесь работать со словом, отбирать факты, анализировать их, а потом отправляйтесь туда, где ваши таланты будут максимально раскрываться, пусть это будет телевидение, радио, интернет…»

Мне жаль, что наше местное телевидение свелось практически к новостям, а на федеральном уровне – до формата ток-шоу, построенных на скандалах и подсматривании в замочную скважину. Это не журналистика, это базар! Радио тоже сильно изменилось, появились живые ведущие, мыслящие, эмоциональные, правда, очень много и пустой болтовни, перемежающейся песнями.

– Это вы о работе радиоведущих на популярных станциях?

– Насколько они популярны, судить не могу, но то, что иногда слышу в транспорте, удивляет, вспоминается поговорка: язык без костей. Ведущие о чем-то болтают легко и весело. Сами шутят, сами смеются… Но если взять их разговор и отжать, то в сухом остатке будет в лучшем случае два предложения, которые несут смысл. Для меня это не журналистика!

– Когда всё это видишь и осознаешь, как не выгореть, не утратить профессионального интереса?

– Нужно очень любить свою работу и верить в то, что ты можешь что-то изменить к лучшему. Казалось бы, каждый раз я рассказываю про избирательную кампанию, кого и как мы выбираем. Но и здесь многое зависит от твоего собеседника. Вот возглавлял облизбирком Виктор Васильевич Игнатенко, он всегда приходил на наши эфиры и не боялся напрямую высказывать свою точку зрения. Он не ограничивался ответом на поставленный конкретный вопрос, а давал более широкое представление об общей ситуации, пояснял, почему именно так изменилось законодательство. Потом на посту председателя его сменил Эдуард Иванович Девицкий. Он совершенно по-другому рассказывал о выборах в нашем эфире. Я его слушала и думала: «Скучная же тема, а увлекательно говорит, просто, понятно». Он приводил нестандартные примеры, обращал внимание на нюансы, которые не видны обычным людям. В этом году ко мне в студию пришел новый руководитель избирательной комиссии области Илья Владимирович Дмитриев. Он тоже оказался очень интересным собеседником, который находит яркие эпитеты, чтобы пояснить ситуацию или ответить на вопрос радиослушателей. Причем он активно использует разговорную речь, что всегда ценно на радио: мы привыкли, что зачастую чиновники говорят сухо, казенно, ссылаясь на какие-то постановления, законы, параграфы…

В общем, все мои собеседники – это серьезные юристы, профессионалы своего дела, с ними приятно было общаться, чувствовалось, что они болеют за свою работу, им небезразлично, как пройдут выборы, им небезразличны люди, которые будут голосовать. На такое отношение слушатели тоже откликаются, во время прямых эфиров звонят, задают вопросы, высказывают свое мнение, критику.

 Советы начинающим

 – Надежда Иосифовна, я знаю, когда вы работаете с начинающими спикерами, то просите их рассказывать так, как будто они что-то поясняют своей маме, то есть говорить на понятном, доступном языке…

– Ну, нет, это не всегда так. Всё зависит от человека: если он сильно волнуется, конечно, пытаюсь успокоить, если он собрался отчитываться, говорить сухими цифрами, объясняю, что вряд ли это запомнят. Это газету можно взять и перечитать, а слова должны быть точными, простыми, чтобы слушатель вашу информацию сразу проглотил. Конечно, в эфир приходят неслучайные люди, а специалисты в своем деле. Я рассчитываю, когда делаю передачу, что меня и моих гостей слушают умные люди. А те, которые менее компетентные, должны, услышав меня и моего собеседника, всё понять и сформировать собственную позицию. Говорят же, радио – это телевидение для умных. Просто некоторые выступающие используют специфическую терминологию, непонятную широкому кругу, а мне важно, чтобы слушатели получили исчерпывающую информацию по обсуждаемой проблеме.

– А вы помните, когда записали первую передачу, связанную с выборами?

– Трудно припомнить. Столько лет прошло. Наверное, это были выборы областного совета народных депутатов. Претенденты охотно выступали перед народом, особых ограничений не существовало. Многие приходили к нам на радио, чтобы рассказать о том, какой они видят свою работу на посту депутата, чего хотят добиться. Были, конечно, и те, кто избегал общения с прессой, и для меня это было странно. Кандидаты были яркие, страстно говорили о ситуации в стране, о проблемах, что хотят изменить, как видят решение проблем. это всё, безусловно, увлекало и нас, журналистов, и наших слушателей, все мы ждали перемен. Именно тогда я познакомилась с Виктором Васильевичем Игнатенко. На него нельзя было не обратить внимания. Молодой, симпатичный, говорил ярко, очень толково объяснял юридические тонкости. Среди депутатов, а их тогда было 240 человек, он выгодно отличался. Неудивительно, что вскоре он стал замом председателя, а затем и председателем совета народных депутатов.

Заседания проходили в большом зале в здании областной администрации. Оттуда тянулись наши огромные шнуры в «передвижку», стоявшую у входа в Серый дом. Мы делали записи на сессии, тут же монтировали, выдавали в эфир. Заседания длились по три дня, на них приходило много людей, которых волновала судьба области. Было интересно, власть была открытой.

– Сейчас это уже не так?

– Пожалуй, да. Просто так с улицы на заседание областного парламента или правительства не попадешь. Нужен пропуск, аккредитация… Да и сами депутаты и чиновники, на мой взгляд, очень поменялись. Политики начала 1990-х были ярче. Они вели активную работу с избирателями, много проходило личных встреч с людьми на предприятиях, в учреждениях. Мы знали, за кого идем и голосуем. Сейчас ситуация меняется. Я накануне крупных выборов провожу на улице опрос избирателей и всё чаще слышу: «А мы не знаем кандидатов, они с нами не встречаются, только ролики крутят и листовки разбрасывают!» Есть и другое мнение: «Зачем мне идти голосовать за список партии, если во главе стоит один человек, он мне интересен, и я его поддерживаю, но депутатом становится другой».

– То есть у избирателей нет иллюзии относительно технологии «кандидатов-паровозов»?

– Конечно нет! Избиратели, особенно которые слушают наши эфиры и звонят, задают вопросы, прекрасно разбираются, кто участвует в выборах для избрания депутатом, а кто в качестве «паровоза» или подстраховки. Нам кажется, что люди голосуют за партию, если у нее яркий лидер. Да, конечно, это имеет значение, но все понимают, что если во главе списка стоит руководитель федеральной партии, то он не поедет в Иркутск работать депутатом, что реально пройдут в областной парламент те, кто идет в списке за ним.

Еще одна тема, которая всплывает год от года, когда я опрашиваю людей, – всегда найдутся те, кто говорит: «Я не пойду на выборы, потому что ничего не меняется!»

– Интересно. Но ведь регулярно принимаются законы, которые оказывают влияние на жизнь каждого гражданина… Получается, эта фраза «ничего не меняется» – это определенная апатия, игнорирование любой информации?

– Это усталость. Но, знаете, настроение совершенно меняется, когда речь идет о выборах президента. Тут отношение сразу другое. Я разговариваю с людьми и слышу от них, что нам нужен лидер сильный, умный, несмешной (многие помнят, как приходилось краснеть за Ельцина во время его выступлений за рубежом). И люди идут голосовать, им важно, чтобы страной руководил ответственный человек, вызывающий доверие. Пожалуй, и месяц для выборов президента определен правильно.

 Нетипичное поведение

 – То есть единый день голосования во второе воскресенье сентября – неудачная дата?

– Совершенно верно. Начало сентября – это краткий период теп-лых и сухих дней, когда люди могут убрать урожай на огородах или выкопать картошку. Они не спешат отложить свои дела и бежать на избирательный участок. Многие живут огородом, и это не преувеличение. Если бы выборы перенесли на конец сентября или начало октября, уверена, явка стала бы выше.

Я обратила внимание на этих выборах в Законодательное Собрание, что пришел голосовать именно возрастной избиратель. Молодежь и люди 35–45 лет предпочли заняться личными делами, а не выполнять гражданский долг. Старшее поколение, воспитанное в других традициях, проголосовало.

– Странно, но ведь именно пенсионеры как раз и должны были быть на дачах, на картошке, а не молодежь!

– Удивительная вещь, согласна! Когда на улице делала опрос, то именно молодые люди чаще отвечали, какие выборы нам предстоят в сентябре и кого будем выбирать. То есть они знают о выборах, но почему-то не ходят на них.

– Аполитичный настрой молодого и среднего поколения – это недоработка в информировании? Или это просто низкий уровень правосознания?

– Пожалуй, тут недостаток общей политической культуры. Надо еще в школе детям объяснять, зачем нужны выборы и почему неверие в этот институт чревато очень большими негативными последствиями для страны.

Право избирать – одно из фундаментальных в демократическом обществе. Мне, к примеру, совсем не хочется, чтобы кто-то пришел и избрал за меня человека, которого бы я сама никогда не поддержала. Да, может быть, мой кандидат в этот раз не победит. Но я пришла, получила бюллетень и выразила поддержку человеку, который разделяет мои взгляды и приоритеты. Позиция «без меня выберут, все равно ничего не изменится» – это установка человека, изначально проигрывающего свою собственную жизнь.

– И тем не менее таких людей, которые на областных и местных выборах считают, что обойдутся без них, немало. Это огорчает! Может, просто избиратели перестали понимать, зачем нужны депутаты и что от них зависит?

– Тут дело не только в избирателях, но и в самих депутатах. Ведь депутат – это огромная ответственность. Нам на радио не звонят люди, у которых всё хорошо. К нам обращаются с проблемами, большинство из которых как раз должны решать депутаты, избранные в гордуму или Заксобрание. Но многие люди не знают, как до этого депутата достучаться, где разыскать, так как видели его только на плакате во время избирательной кампании. Он получил мандат и забыл про своих избирателей. И чем выше ранг депутата, тем сильнее, как правило, он оторван от проблем реальных людей, которые за него голосовали. Вот это меня очень пугает. Накануне выборов часто обращаются люди, которые угрожают: «Крышу нам не отремонтируете – не придем голосовать, не залатаете яму во дворе – не пойдем на выборы!» То есть выборы для обычных граждан – это шанс напомнить о себе и своих проблемах.

Чтобы народ доверял власти, надо с ним разговаривать. Да, люди на таких встречах накидают, наговорят неприятного, но власть должна к этому прислушиваться. Сейчас нечасто вспоминают про Бориса Александровича Говорина, который возглавил регион в самые сложные годы. Он ездил по территориям, смотрел воочию, где, что и как. Отвечал на прямые неудобные вопросы. Я бывала в этих поездках с ним, всё это видела. Говорин не был ярким оратором, но на самом деле переживал за то, что происходит в области, и в меру своих сил старался решать вопросы…

 Книга вместо гаджета

 – Надежда Иосифовна, как вы относитесь к интернету?

– По-разному. С одной стороны, там обилие нужной информации, можно быстро прояснить для себя определенные вопросы, уточнить сведения, послушать любую понравившуюся музыку или посмотреть фильм. С другой стороны, в интернете много шелухи и откровенной грязи, особенно опасной для детей. Когда я набираю в поисковике «Проблемы жилищно-коммунального хозяйства», а мне выпадает среди ответов, как увеличить грудь или еще что похлеще о проблемах ниже пояса, мне становится обидно за моих детей и внуков, которые будут сталкиваться с этой пошлостью ежедневно и постепенно могут привыкнуть, что это норма. А еще меня невероятно раздражает безграмотность в интернете.

– А вы в соцсетях присутствуете?

– Нет. У мужа есть страничка в «Фейсбуке», я иногда на нее заглядываю, и мне достаточно. Вместо соцсетей я лучше кроссворды буду разгадывать или книги читать.

 Личный взгляд

 – Интервью с какими людьми вы гордитесь?

– Когда готовили референдум по объединению Иркутской области и Усть-Ордынского округа, к нам приезжало много политиков и экспертов. Я с ними делала интервью. Было очень интересно. У меня на передачах побывали Андраник Мигранян, Вячеслав Никонов, Геннадий Зюганов, Наталия Нарочницкая. Но это всё о политике и экономике. Так сразу с этих тем трудно переключиться. На самом деле больше запоминаются люди, которые увлечены каким-то делом и вкладывают в это всю душу.

К примеру, на меня произвел большое впечатление историк и генеалог Виталий Семенов. Некоторое время он работал в программе «Жди меня», искал потерянных родственников героев передачи. Потом стал заниматься поиском людей и их родных уже частным образом. Он рассказал, как организован поиск архивных и свидетельских данных. Отметил, что документы в наших архивах находятся в удручающем состоянии. Многие бумаги как были связаны в годы войны телефонными шнурами, так никто их не открывал, а теперь многие из этих документов уничтожены. Немало из-за этого утрачено сведений о погибших во время Великой Отечественной войны. Я его спросила, откуда он знает семь языков. Он признался, что специально ничего не учил: «Просто, когда работаешь в зарубежных архивах, тебе невольно нужно понимать, какие данные искать, и учить слова на ходу».

Немало очерков приходилось делать о людях. Иркутянка Наталья Николаевна Михайлова – одна из них.  Она написала историю своей семьи. Эту книжку (такое домашнее издание) мне принесла в редакцию женщина, которая назвалась ее знакомой, и настояла, чтобы я прочла. Начала читать и поймала себя на мысли, что книжка про меня, про мое детство и те ощущения от старого Иркутска. И сама семья, о которой ведется повествование, уникальная. Дед Николай Бессонов – военный врач, выпускник Санкт-Петербургской медицинской академии, участник русско-японского похода 1904 года, «лекарь с отличием», прекрасный диагност. Бабушка Анна Бессонова – выпускница института благородных девиц, знавшая несколько языков, умевшая шить, вышивать, управлять лошадьми, петь арии из опер. Двоюродный брат Федор Матисен – ученый, гидрограф, исследователь полярных морей, участник пяти полярных экспедиций. В одной из них он был вместе с Александром Колчаком. Его имя носит пролив между островами Вилькицкого и Нансена у северного берега Таймырского полуострова. Отец Натальи Николаевны, автора книги, погиб на Украине от рук фашистов… У меня вызывают уважение люди, которые занялись своей родословной, написали для потомков историю своей семьи, сохранили память о близких. Общаясь с этими увлеченными людьми, ты становишься сам богаче и по-новому смотришь на мир.

 Беседовала Алёна Сабирова

 

Голосование

Стали бы Вы наблюдателем на выборах?

Всего голосов: 16






Видеоновости