16.04.2021

Новости

16.04.2021 Совещание с главами поселений

16.04.2021 Выставка о первых послевоенных выборах

16.04.2021 Просвещение будущих избирателей

15.04.2021 Итоги заседания

15.04.2021 Молодежные избиркомы в Иркутской области

15.04.2021 Конкурсы сочинений и рисунков

14.04.2021 Первое заседание молодежного избиркома

14.04.2021 Второе занятие «Перспективного партнерства»

13.04.2021 Прием отчетов политических партий

13.04.2021 Конкурс комиссий к выборам

Юлия Янькова: «Мы знаем, что будет завтра»


Атмосфера, царящая в Иркутском гидрометцентре, мне напомнила сюжет, описанный братьями Стругацкими в одном из своих знаменитых произведений «Понедельник начинается в субботу». Там люди спешили на работу, забывая о календарных выходных и праздниках, потому что не могли оставить надолго любимое дело, потому что понимали важность решения поставленных задач. Так и с метеорологами. Они непрерывно наблюдают за погодой, предсказывают дожди и снега или радуют предстоящим солнцем и теплом. Именно результаты их труда позволяют нам утром одеться по погоде и спланировать, как провести выходные. О снежной зиме, мировых трендах и роли ветра с Байкала мы побеседовали накануне Дня метеоролога с заместителем начальника Иркутского гидрометцентра Юлией Яньковой.

– Юлия Станиславовна, расскажите, что вас привело в ряды метеорологов? Это было влияние какого-то авторитетного человека или судьба?

– В далеком 1992 году я из Бурятии приехала в Иркутск поступать в институт иностранных языков. Сдала экзамены, и мне не хватило одного балла, чтобы стать студенткой иняза. Не помню уже, каким образом, наверное, судьба привела, я отдала документы в гидрометеорологический техникум. Там экзамены сдавать не требовалось, был конкурс аттестатов. Я уехала домой, а в августе пришел вызов, что я прошла отбор. На тот момент я даже слово «гидрометеорология» не могла произнести без запинок, так что нельзя сказать, что приход в профессию на начальном этапе был для меня осознанным. Более того, я планировала вновь поступать в иняз. Да, у меня в школе было хорошо с географией, мне нравился этот предмет, но в тот период я и подумать не могла, что интересная наука метеорология станет делом моей жизни.

– Но, отучившись год, вы поняли, что иняз больше не является мечтой и гораздо интереснее изучать погодные явления…

– Нет. Насколько увлекательная эта профессия, я поняла, работая в Управлении (Иркутское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. – Прим.ред.). В 1995 году я окончила техникум  и пришла на свободную вакансию в отдел метеорологии. Он занимается методическим руководством деятельности наблюдательной сети, получает материалы наблюдений, контролирует корректность данных. Работа там достаточно рутинная. Так что, когда освободилось место в отделе метеорологических прогнозов в 2002 году, я решила попробовать туда попасть. Работа в нем не просто интересная, а увлекательная. Мы работаем с 7:30. К этому моменту дежурный синоптик сдает смену (сбор и обработка информации ведутся круглосуточно), и мы с коллегами обсуждаем прогноз, который затем будет отправлен и станет известен всем жителям области. То есть мы те люди, которые знают, что будет завтра, какая погода нас ожидает.

Кажется, что тут трудного? Сезоны одинаковые – весна, лето, осень, зима. Должна и погода соответствовать. Но скажу честно, погода никогда не повторяется даже при аналогичных синоптических ситуациях. Это очень интересно и одновременно сложно.

– Когда труднее всего дать прогноз погоды?

– В переходные сезоны, когда начинается активная циклоническая деятельность, в летний период, когда возникают опасные локальные явления (шквалы, ливневые дожди, крупный град).

– Эти опасные явления связаны с влиянием человека на природу?

– Нет. Эти явления были и до мощного технологического прорыва, когда антропогенный фактор стал влиять на всё вокруг. Механизм возникновения опасных локальных явлений крайне сложный, сейчас, конечно, учеными разрабатываются методики прогнозирования, но пока надежных способов их предсказать нет… Если мы видим, что идет циклон, достаточно глубокий, как это было в июне 2019 года, то даем прогноз, что будут продолжительные сильные дожди. Наш отдел гидрологических прогнозов предупреждает о возможном резком подъеме уровня воды. А вот в июне 2020 года крупный град в Нижнеудинском районе, к сожалению, предсказать мы не смогли. Там два хозяйства сильно пострадали. Тоже проходил атмосферный фронт, мы предполагали грозы, ожидали ливневые дожди, но что будет крупный град, не удалось спрогнозировать. Тут, конечно, сказывается и отсутствие метеорологических радиолокаторов на территории Иркутской области.

– А где они уже есть?

– Европейская территория нашей страны хорошо оснащена, но за Уралом радиолокаторов крайне мало. Знаю, что на Дальнем Востоке их установили, поскольку там свои погодные условия и без такого оборудования не обойтись. Мы же пока ждем, согласовываем место под установку доплеровского метеорологического радиолокатора. Он станет хорошим дополнением для прогнозирования конвективных явлений.

– Вы уже упомянули, что ежедневно получаете данные о погоде от коллег со всей области. Расскажите, сколько пунктов включает эта сеть, где самые сложные условия работы?

– Мы каждые три часа получаем сводки погоды, именно такой временной промежуток установлен во всем мире. В Иркутской области действуют 79 станций. Все они представляют данные в наше управление и в Гидрометцентр России, а часть сведений направляется еще и во Всемирную метеорологическую организацию (ВМО). Наиболее плотная сеть наших станций расположена в западных и южных районах, по железной дороге. Это связано с экономической активностью, густонаселенностью. Самые удаленные станции находятся в Катангском районе, всего их там семь, крайняя точка наблюдений – Наканно, почти на границе с Якутией. В этом январе там были зафиксированы очень низкие температуры, почти под минус шестьдесят градусов.

– С помощью какой техники передаются к вам данные?

– Много где есть интернет, сотовая связь. Из труднодоступных районов (Тофалария, Восточный Саян) сообщают о наблюдениях за погодой по спутниковой связи. И остались еще несколько станций, которые по рации отчитываются. Вот здесь бывают накладки из-за плохой связи, но все неточности мы перепроверяем при повторных сеансах связи.

– У вас идет серьезное техническое переоснащение… А скоро роботы заменят людей?

– С 2007 года началась установка автоматических метеорологических комплексов (АМК). Была обновлена система на нашей иркутской станции. Датчики, установленные в АМК, передают данные на компьютер, а затем в единую базу. Трудности при автоматизации возникают на тех территориях, где нет устойчивой связи. Но никто не отменяет участия человека в наблюдениях, в том числе Всемирная метеорологическая организация. Именно люди определяют, какая облачность и сколько она баллов, метеорологическую дальность видимости, явления погоды. Всего у нас в метеорологических наблюдениях участвуют по области около 500 сотрудников. Есть ТДС (труднодоступные станции), люди там получают на год паек и целый год находятся на станции безвыездно.

– А мы именно в эти территории летаем на вертолете для организации голосования на выборах…

– Да, ваши коллеги, пожалуй, единственные, кто посещает метеорологов в этих отдаленных местах. И, возвращаясь к вашему вопросу, я думаю, в ближайшие годы машины не заменят людей в наблюдении за погодой. АМК некоторые параметры замеряет, и это немного освобождает метеорологов. Но сам по себе АМК без контроля и участия человека работать не сможет. Так что пока никто не освободит метеорологов от выходов в любую погоду на улицу для осуществления замеров. Параметров очень много, которые нужно зафиксировать. Есть метеостанции, которые собирают расширенные данные, в том числе наблюдают за температурой почвы на глубине до трех метров. Наша иркутская станция следит еще и за солнечной активностью (актинометрия).

– Вы наблюдаете за погодой с использованием научных методов, включены в общемировую сеть обмена данными. А верите ли вы в народные приметы, к примеру, когда кот прикрыл лапкой морду – это к снегу?

– Точно могу сказать, что такие данные мы в прогнозах не применяем. (Смеется.) Дома у меня тоже есть кошка, всеобщая любимица. И я смотрю за ее поведением и порой получаю подтверждение правильности наших прогнозов. Мы выпускаем прогноз, к примеру ожидается ухудшение погоды, осадки, и, приходя домой, вижу, что кошка свернулась в клубочек, спрятала носик, то понимаю, что животное подтверждает верность наших научных данных. Люди же с древности наблюдали за тем, как ведут себя при изменениях погоды животные и растения. На этой основе сложились приметы. Научное же изучение погодных явлений ведется не так давно. У нас в Иркутске – всего 135 лет, в европейской части – несколько больше.

– Очень хочется узнать про нашу нынешнюю зиму. Она выдалась очень снежной, скажется ли это на летних осадках, ждать нам ливней или засухи?

– Сезонных прогнозов мы не даем. Пока могу сказать только про апрель. Мы его ожидаем теплым, осадков должно быть в пределах нормы. Что же про зиму, то снежными были только январь и февраль. А в нашем регионе зима считается с третьей декады октября, и, как вы помните, в ноябре и декабре осадков было недостаточно. В январе и феврале, как правило, преобладает поле повышенного давления, устанавливается наш сибирский антициклон, который предполагает в большинстве дней ясную морозную погоду и небольшое количество осадков. В Иркутске норма осадков в январе составляет двенадцать миллиметров, в феврале – девять, а в этом году в январе выпала трехмесячная норма. Произошло это из-за активной деятельности циклонов над Атлантикой, воздушные массы к нам смещались именно оттуда, плюс большая разница температур, всё это приводило к значительным осадкам. То же самое происходило и в феврале. В Тайшетском, Чунском и Нижнеилимском районах за сутки выпадала месячная норма снега. По Иркутску установлен рекорд по выпавшим за январь осадкам за весь период метеорологических наблюдений – тридцать девять миллиметров.

Что касается, каким будет лето, то прямой зависимости не наблюдается. Нельзя утверждать, что если зима снежная, то лето будет засушливым. Я посмотрела наши архивные данные, к примеру, в 2012 и 2018 годах тоже были снежные зимы, но летом количество осадков от нормы сильно не отличалось.

– Скажите, насколько можно доверять прогнозам погоды на 10 дней, которые доступны сейчас в каждом телефоне?

– Подобные прогнозы составляются на основании численных моделей, то есть это математический расчет. Гидрометцентр официальный прогноз дает на одни-трое суток. Да, мы можем составить и на десять дней, но точность будет менее высокой. Сейчас наука позволяет достаточно качественно спрогнозировать температуру на несколько дней, а вот с осадками это сделать пока не удается. Если говорить о точности прогноза, то в настоящее время точность на трое суток такая, какая была двадцать лет назад на суточный прогноз.

– В онлайн-прогнозах можно увидеть такие данные: «температура минус семнадцать, по ощущениям – минус двадцать пять». Кто вот эти ощущения выдает?

– Это такой ход для привлечения потребителей. Правда, он базируется на определенной основе. Мы прогнозируем минимальную и максимальную температуры, а потом проверяем, что фиксируют наши термометры, защищенные от ветра и от прямых солнечных лучей. Официально мы вот эту категорию «по ощущениям» в своих прогнозах не даем. Но если я комментирую информацию для прессы, то поясняю, что нужно обращать внимание не только на температуру воздуха, но и на прогноз ветра, и на фактическую влажность. К примеру, в Иркутске минус двадцать пять при высокой влажности ощущаются как минус тридцать пять на севере области. Холоднее покажется и при наличии ветра. И еще иркутская особенность: на нас сильно влияет ветер с Байкала, юго-восточный. С сентября по декабрь этот ветер дает нам отепляющий эффект, пока на Байкале не установился ледостав, а потом до середины июня юго-восточный ветер становится холодным.

– От обывателей можно услышать, что на юге Сибири теплеет. Раньше обыденными были сорокаградусные морозы зимой, теперь они – редкость. Это справедливое замечание?

– В глобальном смысле да, конечно, фиксируется потепление последние двадцать лет. Всемирная метеорологическая организация это отмечает, она объявила 2020 год одним из самых теплых наряду с 2016 и 2019 годами. Для Иркутской области из двенадцати месяцев 2020 года в одиннадцати была зафиксирована температура выше нормы. По Иркутску норма среднегодовой температуры составляет около ноля, а в 2020 году она оказалась плюс две целых и восемь десятых.

– К чему ведет такое изменение в климате?

– К экстремальным проявлениям в погоде. У нас это тоже можно наблюдать. Помните, гроза с дождем была в Иркутске в начале декабря 2013 года? К экстремальным явлениям относится и катастрофическое наводнение летом 2019 года в Тулунском районе. На самом деле за весь период метеонаблюдений в нашем регионе установлено немало метеорологических рекордов. Многие из этих рекордов до сих пор не побиты.

– В какой стране метеорологическая служба считается одной из самых продвинутых?

– Раньше было три мировых метеорологических центра: в Москве, Вашингтоне и Мельбурне. Сейчас их число существенно выросло. Я с интересом слежу за Европейским центром среднесрочных прогнозов, который располагается в городе Рединг (Великобритания), там используют один из мощнейших суперкомпьютеров для расчетов прогнозов и имеется огромный фонд метеорологических данных. Этот центр действует с 1975 года. Конечно же, наш Московский центр (ММЦ-Москва) ведет огромную не только прогнозную, но и научно-исследовательскую работу. Здесь также для расчетов применяют суперкомпьютер. Я всегда сверяюсь с данными Гидрометцентра России. Конечно, вначале составляю прогноз сама по прогностическим картам. Тут и профессиональный интерес, и азарт узнать  первой, какой же будет погода. А затем смотрю данные коллег, насколько мы совпали.

– Кто для вас авторитет в профессиональном плане?

– Роман Менделевич Вильфанд. Он много лет возглавлял Гидрометцентр, который занимается не только сбором информации и прогнозированием, но и ведет научную деятельность. Сейчас Роман Менделевич как раз отвечает за научное направление Росгидромета. Он очень часто дает комментарии, всегда подробно и понятно для обывателей рассказывает о погодных явлениях. Я стараюсь всегда посмотреть его выступления, ознакомиться с научными статьями. Во время московских командировок мне посчастливилось встречаться с ним на мероприятиях и видеть, как он общается с аудиторией.

– Если бы была возможность вернуться в прошлое, вы бы выбрали другую профессию?

– Сейчас уже нет, а в начале карьеры, наверное, можно было бы изменить жизнь. Но теперь у меня настолько здесь всё родное… Погода – это первое, что интересует людей, как только они просыпаются утром. И мне доставляет удовольствие сообщать о хорошей погоде. Конечно, ощущаю и большую ответственность, когда предупреждаю о возможных негативных явлениях. Это наш долг – предупредить об опасных явлениях погоды. Бывают моменты, когда погодная ситуация может развернуться в соотношении пятьдесят на пятьдесят, в этом случае даем прогноз в сторону ухудшения, чтобы у всех служб, отвечающих за жизнеобеспечение, была возможность подготовиться к предотвращению негативных последствий.

Погодные рекорды Иркутской области

Абсолютная максимальная температура была зафиксирована 28 июня 1979 года в Выдрино (Чунский район) – +42,8 градуса.

Абсолютная минимальная температура установлена на метеостанции Хамакар Катангского района 15 января 1966 года и была –61,7 градуса.

Максимальная скорость ветра –50 м/с – зафиксирована 3 декабря 1982 года на Байкале (метеостанция Сарма).

Суточный максимум осадков в 260 мм выпал 26 июля 1971 года, это было установлено на метеостанции Хамар-Дабан. Для сравнения: такой объем осадков выпадает в год в Ольхонском районе. Второй рекорд по осадкам был также на Хамар-Дабане – в июле 2019 года выпало за сутки 209 мм.

Погодные рекорды Иркутска

Абсолютная максимальная температура – +36,5 градуса – была зафиксирована в июле 1901 года.

Абсолютная минимальная температура составила –50,2 градуса в январе 1915 года.

Суточный максимум осадков в 114 мм наблюдался 28 июня 1994 года. Своеобразным рекордом стал и прошлый год: 15–16 июля 2020 года выпало около 90 мм.

Максимальная скорость ветра – 28 м/с – была зафиксирована в мае 1971 года.

Беседовала Алена Сабирова

Фото из архива Ю. Яньковой

Голосование

Как вы относитесь к возможности голосования на выборах губернатора в течение трех дней?

Всего голосов: 42






Видеоновости