27.02.2021

Новости

26.02.2021 «Госуслуги» в помощь партиям

26.02.2021 Формирование молодежного избиркома Иркутской области

26.02.2021 Рабочая встреча с педагогами

25.02.2021 Первые муниципальные кампании

25.02.2021 Мероприятия для молодых и будущих избирателей

25.02.2021 Координационный совет по делам инвалидов

24.02.2021 Вручение паспортов

24.02.2021 Обучение членов Нижнеудинского теризбиркома

20.02.2021 С Днем защитника Отечества!

20.02.2021 Первое заседание Куйтунского теризбиркома

Прогноз «Валдая»


 

Международный дискуссионный клуб «Валдай» представил свой ежегодный доклад. В материале, посвященном странному и непростому 2020 году, эксперты рассуждают о том, как пандемия коронавируса изменила привычный уклад жизни, повлияла на развитие социальных институтов и обозначила новые задачи. При этом отмечается: всякий крупный кризис – это шанс начать новую главу истории. Возможно, более продуктивную и многообещающую, чем то, от чего мы уходим.

Из метафоры в реальность

Пандемия COVID-19 не перевернула мироздание. Эрозия международных правил и институтов, которые были созданы во второй половине прошлого века и, слегка видоизменившись, сохранились после холодной войны, началась с наступлением XXI столетия.

Всемирное шествие коронавируса лишь стимулировало процессы, возникшие до его появления, подхлестнуло эволюцию, но не привнесло в нее чего-либо принципиально нового. Однако из-за масштаба и шокирующего воздействия на привычные общественно-политические отношения пандемия подвела символическую черту под существованием одного мирового порядка и стала началом другого.

– До 2020 года было правомерно говорить о наступлении анархии, скольжении международной среды к состоянию хаоса. «Осыпающийся мир», который мы описывали в докладах 2018 и 2020 годов, на наших глазах превратился из метафоры в осязаемую реальность. Возможно, пандемия ускорила ход событий: за месяцы случилось то, на что иначе потребовались бы годы, – говорится в работе.

Кризис системы

Партийное устройство переживает упадок. Даже партии «нового типа» теряют динамику, поскольку остаются прежними по своей природе политическими институтами. Классически организованные партии утрачивают эффективность для политической репрезентации и всё больше заменяются внешне аморфными гражданскими движениями без четких идеологических установок. Однако пока именно они определяют политическую повестку.

Тем не менее на мировую арену выходит новое поколение лидеров и вообще – новое поколение. Ожидается, что всё более определяющую роль в политике будут играть те, кто вырос в эпоху, которую часто называют «постгероической».

Конечно, большие риски и угрозы, вплоть до военных, никто не отменял и не отменит, но главное стремление нового поколения – реализация возможностей и расширение «зоны комфорта» во всех смыслах этого выражения. Это не может не сказаться на атмосфере международной политики.

Осыпающаяся реальность

Авторы доклада признают исчерпание международной повестки, но отмечают, что это не текущий кризис роста и развития, которые случаются периодически, а исчезновение осмысленной и признаваемой всеми системы координат. Можно пытаться подлатать осыпающуюся реальность, манипулируя искусственными концептами, потерявшими живость идеологиями и обветшавшими институтами. Но эта попытка отсрочки только усугубляет положение вещей, делает происходящий слом еще более драматичным.

– Мы еще живем в тени ХХ столетия. Оно прошло в непримиримой борьбе мощных доктрин, которые из утопий превращались в идеологии, чтобы затем вновь стать утопиями. Такие системообразующие доктрины, как социализм или либерализм, не замыкались в национальных границах, претендуя на глобальный охват. С окончанием холодной войны век идейной борьбы, казалось, закончился. Мир взял паузу, переводя дух от клокотания прошедшей эпохи. Перемена заканчивается, – говорится в докладе.

Новые «ревущие двадцатые» возвращают идеологию и утопию на сцену мировой политики. Основная драма впереди. Рано или поздно (вероятно, уже довольно скоро) демократическим путем к власти придут люди с иной системой координат. И со своей утопией (антиутопией) в голове. Новый проект поставит под сомнение мнимую рациональность либеральных политических и экономических систем, но не станет и воспроизведением социалистических представлений о сущем.

– Проблема даже не в конкретной несправедливости, а в ощущении моральной несостоятельности существующих политических моделей. Они научились выживать и решать проблемы при помощи набора инструментов – от коммуникационного диктата и управленческих технологий до мобилизации ресурсов на конкретном направлении, – отмечают эксперты.

Вопрос превосходства

Утопия демократической международной политики XXI века основана на необходимости достичь гармонии умеренности, когда никто не может получить всё. В рамках такой утопии должна разрешиться центральная проблема международных отношений: «Великие державы всегда ищут, как обрести власть над своими соперниками, а их конечной целью является гегемония». Если гегемония более невозможна, стремление к ней перестает быть рациональным.

– Утопия, о которой мы говорим сейчас, – не «конец» и не «возвращение» истории. Это ее естественное продолжение. Даже самым сильным державам не удается добиться доминирования одной силы и господства одной этической системы. Такое доминирование и господство в принципе уже невозможны ни для кого. Продолжение истории – следующий этап мирового развития, в основе которого многообразие, – считают авторы материала.

В рамках пока действующей системы координат завершение мирового порядка, унаследованного от ХХ века, воспринимается как нечто, близкое к катастрофе. Это объяснимо.

Мир вступил в политический цикл, характеристикой которого является распыление власти. Нарастает стратегическая конкуренция ведущих держав, каждая из которых в погоне за властью наращивает военные арсеналы и потенциально умножает конфликты. Но в совокупности это приводит к формированию систем сдерживания между ними, которые, в свою очередь, препятствуют эскалации.

Полицентричная мировая система опирается на силовое равновесие в разных регионах. Процесс не завершен, налицо множащиеся неопределенности на фоне «осыпания» прежней конструкции. Однако стресс-тесты последних лет демонстрируют, что мир не стоит на грани войны. Причина в многомерной взаимосвязанности стран, но также в том, что система соответствует интересам большинства ведущих держав, никто не стремится изменить ее кардинально. И хотя недовольство перекосами и растущей несправедливостью стало накапливаться давно, к радикальному изменению правил не готова ни одна из великих держав.

Революция без революционеров

В настоящий момент формируется среда без устойчивых полюсов физической или этической силы. Эти изменения революционны в гораздо большей степени, чем переход лидерства от одного государства к другому, как неоднократно было в истории. Революция в международных делах происходит в отсутствие революционеров. У нее нет конкретных инициаторов, причины носят структурный характер.

Демонтаж и смена привычной модели, кризис институтов – не трагедия, а возможность избавиться от накопившихся обременений, из-за которых институты перестали работать. Более того, преодолевая инерцию мышления, необходимо задуматься и о том, что в принципиально изменившихся международных условиях сами институты становятся не гарантией мировой стабильности и управляемости, а помехой выстраиванию системы отношений, соответствующих наступившей эпохе.

Институты давно двигались к тому, чтобы снижать собственную ответственность перед своими участниками, стремясь в то же время сохранить контроль над их поведением. Это касается конкретных государств и обществ, но в неменьшей степени и мировой политики.

Возрастающая свобода индивида и государства в выборе решений, влияющих на его судьбу, – тоже преодоление наследия ХХ века. Государства начинают вести себя более ответственно, поскольку им приходится соизмерять свои действия не только с желаниями, но и с возможностями и ограничителями.

Эта гибкая структура допускает возникновение коалиций по интересам, но не в рамках блоковой дисциплины. Институты, основанные на балансе сил участников, уступают место многостороннему сотрудничеству, в котором совокупные возможности менее значимы, чем способность оказать влияние по конкретному вопросу.

Мозаика будущего

Из кусочков собирается новая реальность международной политики и мировой экономики. Этическое многообразие приходит на смену как борьбе двух или трех доминирующих идеологий, так и универсалистской гомогенности. Такая переоценка ведет к сопротивлению тех, кто привык считать свои ценности универсальными.

Но важнее другое: удастся ли гармонизировать это многообразие, чтобы оно способствовало устойчивости международной системы, а не расшатывало ее. Запрос на более моральную политику требует нахождения общего знаменателя различных этических систем.

– В хаосе, о котором говорят все и о котором мы писали в нескольких предыдущих докладах Валдайского клуба, уже проступают черты будущего. И оно ближе к воображаемой утопии, чем то, что получилось бы в случае редактирования прежнего мирового порядка, – подчеркивают эксперты. – Международное управление, как мы его знаем, остается за пределами новой утопии: оно просто несбыточно при отсутствии возможности подчинять и при всеобщем индивидуализме. Но оно возродится в каком-то ином виде на основе новой рациональности, которую будут определять именно невозможность подчинять и индивидуализм. Мы вступаем в совсем другую эпоху.

Полная версия доклада на сайте ru.valdaiclub.com

Фотоссайта universe-tss.su

Голосование

Как вы относитесь к возможности голосования на выборах губернатора в течение трех дней?

Всего голосов: 36






Видеоновости