14.08.2020

Новости

12.08.2020 Жеребьевка эфирного времени

12.08.2020 Прием заявлений по «Мобильному избирателю»

12.08.2020 Обучение членов комиссий

11.08.2020 Итоги заседания

11.08.2020 Текущая работа

11.08.2020 Подготовка к выборам

10.08.2020 Вакансия в «молодежке»

10.08.2020 Выступление на телевидении

07.08.2020 Обучение организаторов выборов

07.08.2020 Кандидаты в думу

Женское право


Женщина на посту госсека США, женщина – кандидат в президенты. Каких-то 150 лет назад подобная картина казалась немыслимой. Дамы в той же Америке, да и в большинстве других стран мира, не могли ни избираться, ни избирать. К счастью, в скором времени всё изменилось благодаря упорной борьбе прекрасного пола за свои права.

Французская декларация

Первые шаги в сторону утверждения избирательного права женщин были сделаны в конце XVIII века во Франции. В 1789 году лидерами Великой французской революции был принят документ под названием «Декларация прав человека и гражданина». Его основная идея заключалась в том, что все жители страны независимо от своего вероисповедания и социального статуса обладают равными правами по отношению к государству.

Правда, под словом «все» в декларации подразумевались только лица мужского пола. На этот, казалось бы, малозначительный факт обратила внимание известная писательница и идеолог революционного движения Олимпия де Гуж. В 1791 году она опубликовала «Декларацию прав женщины и гражданки», в которой призывала распространить «естественные и неотъемлемые» права человека в том числе и на женщин.

Документ вызвал крайне негативную реакцию со стороны ее «товарищей по партии». Причем дело было не только в том, что якобинцы (участники Якобинского клуба – французского политического клуба эпохи Великой французской революции. – Прим. ред.) не разделяли убеждений де Гуж. В тексте декларации Олимпия обращалась к Марии-Антуанетте, призывая королеву перестать быть врагом собственного народа и возглавить зарождающееся женское движение. Конечно, писательницу тут же заподозрили в сочувствии к монархии.

После того, как де Гуж потребовала от революционеров провести референдум о будущем государственном устройстве (причем одним из вариантов, предлагаемых писательницей, была конституционная монархия), женщину заклеймили «роялисткой» и казнили как изменницу.

Общество трезвости

Следующая волна суфражизма прокатилась по западному миру во второй половине XIX века. Источником подобных идей во многих странах были так называемые общества трезвости – объединения женщин, пытающихся противиться пьянству своих супругов.

В стремлении добиться от государства внимания к семейным проблемам – зависимому материальному положению, невозможности лишить опеки над детьми мужа-алкоголика – активистки подобных сообществ начали выступать за предоставление женщинам избирательных прав. Логика этого решения была простая: если мужчины не хотят уделять внимание подобным вопросам, необходимо сделать так, чтобы женщины сами могли влиять на законотворческие процессы.

Одно из таких обществ трезвости в Новой Зеландии возглавила Кейт Шеппард. Она убедила своих соратниц развернуть масштабную кампанию за предоставление женщинам избирательного права и вскоре стала лидером женского движения в стране.

В 1888 году Шеппард опубликовала памфлет с громким названием «Десять причин, почему женщины Новой Зеландии должны голосовать». Далее последовало несколько петиций в парламент страны, и буквально за 10 дней до очередных выборов жительницы Новой Зеландии получили право голоса.

Погром в Лондоне

К началу XX века суфражизм окончательно оформился как самостоятельное общественное движение. В некоторых странах, например в Британии, суфражистки не стеснялись заявлять о своих взглядах предельно громко. В начале марта 1912 года группа активисток движения за права женщин устроила погром в центре Лондона, повергший в ужас не только жителей британской столицы. Вот как описывала события того дня отечественная газета «Россия»: «План, похоже, был тщательно обдуман, и набег был произведен поразительно внезапно, хотя полицию предупреждали, что на днях состоится демонстрация. Женщины оказались вооруженными камнями, палками, молотками и бутылками, завернутыми в бумагу. Подлежавшие битью стекла на Риджент-стрит, Оксфорд-стрит, Бонд-стрит, Пикадилли-стрит, Геймаркете, Кокспур-стрит и на Странде были строго распределены между отдельными женщинами.

Нанесенный ими убыток определяется в 40 тысяч рублей. На Даунинг-стрит, где помещаются министерство иностранных дел и резиденция первого министра, суфражистки прибыли на автомобиле с завешанными стеклами и остановились у резиденции лорда Асквита. Из экипажа выскочили три женщины и немедленно приступили к метанию камней в стекла. Таковых было разбито четыре – по два с каждой стороны подъезда.

Подоспевшие полицейские арестовали женщин, из которых одна оказалась хорошо известной в Лондоне госпожой Эммелин Панкхерст (лидер британского суфражистского движения. – Прим. ред.). Когда ее проводили мимо министерства, она освободила руку и бросила камнем в одно из окон.

Почти одновременно начали действовать дамы и на других улицах. Менее чем в четверть часа сотни окон были превращены в осколки. Внезапность нападения ошеломила владельцев магазинов, ресторанов, контор и иных мест. Там совершенно не подготовились к нападению. Бригада, действовавшая на Пикадилли, Бонд-стрит, Риджент-стрит и по соседству, состояла более чем из сотни прекрасных половин. Молотки и камни были спрятаны в муфтах. Около семи вечера были арестованы до 60 женщин и препровождены в полицейские участки».

Суфражистки и король

В попытках достучаться до власти британские суфражистки шли на самые радикальные меры. В 1912 году, когда английские тюрьмы были под завязку забиты «хулиганящими» активистками, одна из представительниц женского движения решила поговорить о наболевшем напрямую с лидером страны.

Во время посещения Георгом V собора в Кардиффе суфражистка прорвала полицейский кордон и потребовала у королевской четы освободить поборниц избирательного права. Годом позже еще одна активистка женского движения Эмили Дэвисон бросилась под копыта лошади короля на скачках. От полученных ранений девушка вскоре скончалась.

В 1914 году эпатажную акцию протеста провела Мэри Ричардсон: она пришла в Национальную галерею в Лондоне и несколько раз пырнула ножом картину Веласкеса «Венера с зеркалом». На суде Ричардсон объяснила, что таким образом хотела выразить свое несогласие с арестом ее подруги госпожи Панкхерст.

Декларация чувств

За океаном борьба против дискриминации по половому признаку шла не менее активно, чем в Европе. В 1848 году две активистки женского движения Элизабет Стэнтон и Лукреция Мотт организовали Первый конгресс по правам женщины. На мероприятие в городке Сенека-Фоллз штата Нью-Йорк приехала сотня делегатов, более половины из них были мужчинами.

Результатом дискуссии стала Декларация чувств (в другом переводе – Декларация убеждений) – документ, сформулированный по образцу Декларации независимости США и продвигавший идеи полного гендерного равенства среди граждан страны.

– Принимая во внимание полное отсутствие гражданских прав у половины населения этой страны, ее социальную и религиозную неполноценность, принимая во внимание вышеупомянутые несправедливые законы, а также то, что женщины чувствуют себя оскорбленными, угнетенными, обманным путем лишенными своих священных прав, мы требуем, чтобы им были немедленно обеспечены все права и привилегии, которые принадлежат им как гражданам Соединенных Штатов, – говорилось в тексте Декларации.

В США первым громким скандалом, связанным с борьбой женщин за избирательное право, стало дело Сьюзен Энтони. В день очередных президентских выборов 5 ноября 1872 года на одном из участков 52-летняя дама взяла бюллетень и попыталась вбросить его в урну. «Хулиганку» буквально поймали за руку.

Далее последовал арест и суд, на котором у Энтони поинтересовались, знает ли она, что женщинам в Штатах запрещено голосовать. Но суфражистка не растерялась: голосовать, заявила она, могут все граждане США. При этом, согласно 14-й поправке к Конституции, под понятием «гражданин» понимаются все лица, родившиеся или натурализованные в Америке. О половой принадлежности в документе, разумеется, не было ни слова.

Увы, апелляция к основному закону страны не принесла желаемого результата. Суд признал Энтони виновной и назначил ей внушительный штраф, чтобы другим неповадно было.

Одно из самых массовых выступлений суфражисток в США состоялось за день до инаугурации президента Вудро Вильсона 3 марта 1913 года. Порядка восьми тысяч женщин, вооружившись плакатами с громкими лозунгами, маршем прошли по Пенсильвания-авеню, ведущей к Белому дому. Возле здания казначейства суфражистки устроили настоящее костюмированное шоу, напоминавшее театральную постановку.

Выступление поборниц избирательного права вызвало нешуточный ажиотаж среди рядовых жителей Вашингтона. Пятидесятитысячная толпа зевак пыталась преградить демонстрантам путь. Разумеется, не обошлось без агрессии: многие из участниц парада получили травмы, на собственной шкуре испытав силу «зрительских симпатий».

Реальный эффект от выступлений суфражисток не был мгновенным. Только семь лет спустя вступила в силу 12-я поправка к Конституции, запрещающая дискриминацию на выборах по половому признаку. К этому времени многих лидеров американского женского движения уже не было в живых.

Свободная женщина России

Суфражистскому движению в царской России явно недоставало размаха. До революции большая часть законотворческих инициатив поборниц избирательного права оставалась незамеченной, общество относилось к деятельности суфражисток скептически.

В феврале 1911 года в преддверии рассмотрения Государственной Думой законопроекта о реформе волостного земства Российская лига равноправия женщин разослала 300 депутатам листовку с доводами в пользу предоставления женщинам избирательных прав и права занимать должности в волостном управлении.

В продолжение лоббирования изменения законопроекта в пользу женщин делегатки встретились с сочувствующими им депутатскими фракциями. Предложения дам не были приняты, но речь депутата-трудовика Владимира Дзюбинского в поддержку альтернативного законопроекта была распечатана Лигой и разослана по стране.

В 1912 году Лига предложила свой проект закона об избирательных правах женщин, который предполагал предоставление женщинам избирательных прав на выборах в Государственную Думу на тех же основаниях, что и мужчинам. Аргументация была следующая: отсутствие женского участия в разработке законов неизбежно ведет к их односторонности и неполноте.

Участие женщин в законодательной работе внесло бы много творчества и вдохновения в решение таких вопросов, как борьба с пьянством, нищетой, обеспечение и охрана детства, решение национальных, сословных проблем, и, «быть может, указало бы новые пути к разрешению таких серьезных проблем, как международные отношения и милитаризм». 13 февраля 1912 года трудовик Андрей Булат внес этот законопроект на рассмотрение Государственной Думы третьего созыва, собрав в его поддержку подписи 18 кадетов, 11 трудовиков, четырех прогрессистов, четырех беспартийных и одного социал-демократа. Новая инициатива Лиги была воспринята неоднозначно женской общественностью, различными политическими силами.

Радикальные перемены случились только после падения монархического строя. 19 марта 1917 года в Петербурге состоялась 40-тысячная женская демонстрация. Лозунги участниц мероприятия гласили: «Без участия женщин избирательное право не всеобщее! Свободная женщина в свободной России! Место женщины в Учредительном собрании!».

Временное правительство не стало игнорировать глас народа, и уже 11 сентября 1917 года вступило в силу новое положение о выборах, в котором говорилось о всеобщем избирательном праве «без различия пола».

По материалам weekend.rambler.ru

Фото с сайта pbs.twimg.com

Голосование

Стали бы Вы наблюдателем на выборах?

Всего голосов: 50






Видеоновости