30.09.2020

Новости

30.09.2020 Подготовка к выборам

30.09.2020 Методическая помощь

30.09.2020 Молодежный парламент Усть-Илимска

29.09.2020 Выборы в Ушаковском МО

29.09.2020 «Юбилейный» семинар

29.09.2020 «Знаешь ли ты избирательное право?»

28.09.2020 Досрочные выборы в ноябре

28.09.2020 Работа комиссий

28.09.2020 Конкурс СМИ

25.09.2020 Международное сотрудничество

«Сказали, что я буду плохим чиновником»


Наша гостья – почти гайдаевская девушка: «Студентка, комсомолка, спортсменка, наконец, просто красавица». Елизавета Купрякова учится на четвертом курсе Юридического института Иркутского государственного университета, является председателем профбюро своего института, членом молодежного правительства Иркутской области. В канун Татьяниного дня мы поговорили с Лизой о студенческой жизни и общественной работе, об авторитетах для молодежи, о честных выборах и о том, почему после четырех лет прилежной учебы она не пойдет работать по профессии.

Общественная нагрузка

– Лиза, почему твой выбор пал именно на юриспруденцию?

– Моя семья частично состоит из юристов. Поэтому мне всегда приходилось слышать о том, какая это хорошая и благородная профессия. Когда я училась в школе, мне больше нравилась политика, нежели право. После окончания школы подала документы в Юридический институт, так как считала, что юриспруденция – это то образование, с которым можно будет заниматься как политикой, так и правом, и смогла пройти на бюджет. Уже потом, перейдя на конституционно-правовой профиль, я поняла, что, в принципе, всё действительно совпадает. Два года назад я проходила практику в Избирательной комиссии Иркутской области, после мне удалось еще некоторое время поработать там. Когда проходила практику, смотрела на здание правительства огромными глазами, заходила в избирком как завороженная. Так мне всё это нравилось! Думала о том, как буду там работать. Но время расставило всё по своим местам, мои приоритеты изменились. В этом году я заканчиваю институт и ухожу в другую сферу.

– Это какой-то бич современности, что ли: отучиться столько лет, а потом понять – не мое. Как скоро ты это поняла?

– Наверное, осознание этого пришло в конце третьего курса, когда началась самая бурная профсоюзная деятельность. Я участвовала в конкурсе «Студенческий лидер», в вузовском этапе заняла первое место, в региональном – второе. Потом поехала на этап Сибирского федерального округа, где заняла четвертое место, и тут пошло-поехало. Я поняла, что у меня есть компетенции в этой области, осознала, что хочу этим заниматься. Вот уже полтора года я являюсь председателем профсоюзной организации студентов своего института. Наши уставные задачи – защита прав студентов, представление их интересов. Помимо этого, мы организуем очень много мероприятий, которые направлены на сплочение студентов, защиту их социально-экономических прав и так далее. Совсем недавно я стала членом молодежного правительства Иркутской области. Сейчас я работаю над реализацией двух проектов. Первый – «Лига дебатов Иркутской области», на который я выиграла грант. Мы провели образовательную программу для начинающих «дебатёров» и в этом семестре уже организуем чемпионат среди студентов Иркутской области по дебатам. Второй проект – от молодежного правительства – стажировки в различных компаниях для студентов Иркутской области. Пока он в разработке, надеемся, что в скором времени будет реализован.

– Судя по всему, юриспруденции ты предпочла общественную деятельность?

– Да, так оно и есть. Планирую создать агентство по организации различных мероприятий. Я не хочу сидеть за бумажной работой, мне нужна какая-то активность. Если ты организуешь мероприятия, то как раз эта активность и присутствует. В любой профессии будет бумажная работа, но здесь ее меньше, чем в юриспруденции. Наша альма-матер, конечно, замечательная, мы получаем классическое, фундаментальное образование. Знаний в институте я получила достаточно. Но просто так сложилось, изменились интересы. Думаю, я в любой момент смогу отказаться от того, что выбрала сейчас, так или иначе у меня будет диплом юриста, и я смогу пойти работать по профессии, если появится такая необходимость. Нет такого, чтобы я категорически не хотела заниматься правом. Возможно, получится совмещать.

Игра в престиж

– С чем, по-твоему, связано повальное изменение интересов у молодежи? Вам скучно? Или после школы в 16–17 лет слишком рано принимать ответственные решения по поводу того, чем заниматься в жизни?

– Такая проблема существует. Не хочу никого обижать, но иногда большую роль в этом играют родители. Они считают, что им лучше видно, где их ребенок может себя проявить, достойно зарабатывать. Но сейчас время немного другое. Например, среди многих бытует стереотип, что юриспруденция – это универсальная деятельность. Ты сможешь стать адвокатом, судьей, прокурором и так далее. Они получают очень много денег. Спору нет, репутация этого направления – на высшем уровне. Но по мере того как ты учишься, начинаешь разбирать, тогда уже понимаешь, что тебе нравится, а что нет. Как говорит один из наших преподавателей, выпускниками становятся все, а юристами – единицы. В любой профессии так бывает, не каждый человек понимает, чем он хочет заниматься, когда поступает в вуз. Мы на третьем курсе выбирали профиль обучения: уголовный, конституционный, гражданский и так далее. Даже с этим тяжело было определиться, потому что мы не знали, что нас ждет… Вообще, на мой взгляд, есть проблема с профориентацией. Вроде у школьников проводят профориентационные мероприятия, но рассказывают об очень узких профессиях: юридическая профессия, экономическая, парочка технических и всё. А спектр профессий намного шире и направлений деятельности большое количество. Школьники и их родители порой об этом не знают.

– Мои коллеги из аппарата Избирательной комиссии Иркутской области периодически проводят специальные лекции для студентов Юридического института? Эти занятия находят отклик в ваших сердцах?

– Безусловно, но у единиц. У нас учится полторы тысячи студентов, на лекции от Избирательной комиссии Иркутской области ходят около 30. Это как раз те ребята, которые связаны с конституционно-правовым профилем. После лекций студенты с удивлением делали для себя открытие: оказывается, есть работа на выборах, можно не просто пойти чиновником. Лекции Дмитрия Сергеевича Рымарева вдохновили некоторых ребят работать на выборах. У нас классический университет, он больше направлен на теорию, нам дают фундаментальные знания, а вот практики маловато. Вообще, любые дополнительные лекции, мастер-классы, тренинги очень сильно влияют на ребят и их будущий выбор.

– Твоя активная общественная жизнь не мешает учебе?

– Не сильно, но мешает. Ничего, стараемся. Есть теория тайм-менеджмента и распределения своего времени, задач, которые ты выполняешь. Я всегда отталкиваюсь от того, что если человек хочет чего-то добиться, хочет что-то делать, то он найдет на это время. Самое главное – не забывать о такой вещи, как ответственность. Если ты взялся за определенное дело, например подписал договор с вузом о том, что ты обязан посещать занятия, либо же ты стал где-то председателем, взял на себя выполнение определенных задач, нужно не забывать об этой ответственности и обязательно выполнять всё, что от тебя требуется.

– Тебе всё нравится в учебе?

– Так как я активист, во мне есть нотка протеста, поэтому мне всегда хочется что-то исправить, изменить. В целом мне нравится система, нравится тот факт, что уровень компетенции самих преподавателей очень высок. Но мы проходим практику на втором и четвертом курсах по два месяца. Этого очень мало. Я часто слышу от выпускников, что тот богатый багаж знаний, который нам дали, – это, конечно, здорово. Но когда ты приходишь на работу, ты обучаешься всему заново, очень многим моментам. Не хватает практики работы с документами, общения с людьми. Хотелось бы больше деловых игр на семинарах, мастер-классов.

– Если бы ты была министром высшего образования и науки, что бы изменила в системе в первую очередь?

– Я бы изменила два момента. Первое – я об этом уже сказала – обязала бы преподавателей включать больше практики в свои программы. И второе – освободила бы преподавателей от некоторой бумажной работы. Я вижу, как им приходится заполнять кучу отчетов, планов и программ, потом, преодолевая бюрократическую машину, бегать и подписывать всё это. Мне жалко преподавателей, которые этим занимаются. Возможно, эту систему нужно перевести в электронный формат.

Роль наблюдателя

– Ты ходишь на выборы?

– С тех пор, как я получила право избирать и быть избранным, я голосовала на всех выборах, кроме последних. В единый день голосования в 2019 году я работала в качестве наблюдателя и просто не успела проголосовать. Слишком много работы было. Не хожу только на праймериз, потому что я беспартийный человек. От этого стараюсь себя отгораживать.

– Расскажи немного о своем опыте работы наблюдателем.

– Меня позвали работать наблюдателем с особой установкой: нужно было добросовестно следить за каждым действием всех участников процесса выборов, потому что конкуренция сильная, возможны были нарушения. Наш избирательный участок в тот день стал одним из самых популярных благодаря освещению хода голосования на нем в СМИ. На данных выборах мне как раз удалось применить навыки, которыми должен обладать юрист. Считаю, если каждый наблюдатель будет добросовестно относиться к работе, доверие к выборам существенно возрастет.

– Молодежь на выборы не ходит и как заговоренная твердит: наш голос ничего не решает. Как ты относишься к таким людям?

– Таким людям я всегда стараюсь на конкретных примерах объяснить, почему они не правы. Привожу в пример выборы губернатора Иркутской области в 2015 году. Эти выборы показали всем избирателям, в том числе и молодежи, что их голос решает. Сейчас очень сложно сделать какие-то вбросы, кроме того, ужесточили наказание за подобные вещи. Выборы, на мой взгляд, проходят честно, в том числе благодаря работе наблюдателей. Я в этом убедилась на собственном примере. На моем участке всё было честно. Конечно, своим сверстникам я всегда говорю о том, что их пассивная позиция крайне неправильна, они сами могут решить, кто будет депутатом, мэром и так далее. Кто-то прислушивается и идет голосовать, кто-то продолжает жить стереотипами.

– Что надо сделать, чтобы молодежь проявляла электоральную активность?

– Я думаю, что такие люди, как мы, молодые и активные, должны объяснять своим сверстникам, что такое выборы, зачем они нужны и почему мы должны реализовать свое право избирать и быть избранными. Я не знаю, как так получается, но у молодежи на этот счет нет авторитетов среди взрослых людей. Потому что как раз со старшего поколения всё и пошло, это они постоянно твердят о том, что всё куплено, что за нас решено. Мы сами должны друг другу помогать и говорить о том, что голосовать надо. Всё в наших силах. Нам надо проводить беседы, приводить аргументы. Как пример – ситуации, когда разница между кандидатами всего в один голос или же одинаково набранное количество голосов избирателей. После этого точно никто не станет говорить, что их голос ничего не решает.

Кодекс и кандидат

– Каким ты представляешь себе будущее избирательной системы России?

– У нас избирательная система на хорошем уровне. Но у меня есть мечта, которую, наверное, сложно воплотить в жизнь, – избирательный кодекс. Слишком много законов, подзаконных актов и так далее. Хотелось бы всё это систематизировать. Хотелось бы более четких формулировок. Также необходимо повышать осознанность граждан. Какая бы система ни была, если человек сам не понимает, что нужно идти голосовать, никакие законы нам не помогут. Разговоры, профилактическая деятельность очень сильно влияют на людей.

– Есть хорошая новость: на свет появился проект избирательного кодекса. Ты знакома с ним?

– Честно говоря, я прочитала его по диагонали. Но мне кажется, что в ближайшее время он вряд ли будет принят. Возможно, я ошибаюсь.

– Не думала в будущем попробовать себя в роли кандидата?

– Мне недавно сказали, что я буду плохим чиновником. Потому что, во-первых, я говорю правду, а во-вторых, я работаю с деньгами, веду финансовую отчетность и все доходы, расходы нашей организации считаю до копейки и показываю всем… Если честно, я думала об этом, и мне хотелось бы попробовать себя в роли кандидата. Но это пока просто мысли. В прошлом году на выборах депутатов думы Иркутска на одном из округов был 20-летний кандидат. Он не побоялся конкуренции, у него была отличная избирательная кампания, неплохой результат по итогам голосования. Парень подал очень хороший пример того, что молодым людям не нужно бояться опытных кандидатов. Он молодец, провел большую работу с избирателями. Есть и другие примеры, когда молодые люди не боятся выдвигать свои кандидатуры. Возможно, когда у меня будет какая-то стабильность в жизни, когда я сама осознаю, что готова понести ответственность за людей на своем избирательном округе, то попробую себя в этой стезе. Во мне хорошо развито стремление помогать людям. В профсоюзной организации мы не получаем никаких денег за свою работу, и мои сверстники часто спрашивают меня, зачем я там работаю. Просто есть желание помогать людям и всё. Возможно, в будущем направлю его в более серьезное русло.

– У тебя есть авторитеты?

– Для меня нет конкретных авторитетных личностей. Есть люди, которые вдохновляют меня брать от них только лучшее. Это могут быть знания, опыт, навыки. Я стараюсь брать это от большого количества людей, которые успешны в той или иной деятельности. Кто-то занимает высокие руководящие должности, кто-то из числа моих близких.

Рецепт успеха

– Есть мнение, что молодому поколению ничего не надо. Вот заинтересуете меня, тогда я, может быть, что-то и сделаю. Не можете заинтересовать – до свидания! Это что – инфантилизм, отсутствие амбиций, лень?

– Думаю, в этом большую роль играет информационная политика. По телевизору, в интернете молодому поколению всегда показывают красивую жизнь. Мы смотрим на блогеров, которые вроде бы ничего особенного не делают, а деньги у них есть. И у большинства складывается впечатление, что можно ничего не делать и сразу заработать много денег. Мало кто осознает, что большой путь нужно начинать с чего-то малого, где-то хорошо поработать, постараться, чтобы достичь высот. Когда я приезжаю на различные форумы, то вижу только активных людей, которые реально «заряжены», готовы работать, у них энергия прет через край, и они готовы сделать всё возможное, чтобы достичь своей цели. Что касается других, кто предпочитает покой, я думаю, что такие были всегда, они находятся в зоне комфорта. Там хорошо, без напряга, но и без прогресса. Когда человек выходит из зоны комфорта, он развивается. Возможно, есть некая инфантильность у ребят. Даже старшее поколение не может вбить им в голову, что нужно поработать, а потом будет и статус, и деньги, и прочие «плюшки». Но для этого нужно что-то делать, стараться. Стереотипы интернета и всей информационной политики сделали свое дело. Я тоже активный пользователь социальных сетей, но при этом стараюсь «фильтровать» информацию. Всегда оцениваю информацию с разных точек зрения, никогда не воспринимаю всё прямо, как говорят.

– Сложно ли сейчас, на твой взгляд, реализоваться молодым людям?

– Напротив, на сегодняшний день у молодежи есть огромный спектр возможностей для реализации, начиная от выбора профессии и заканчивая всероссийскими и международными форумами, где можно получить и знания, и грантовую поддержку на воплощение в жизнь своих идей. Кроме того, существуют молодежные организации, в том числе при органах власти. Главное – стать членом таких организаций и реализовывать все свои начинания. Есть небольшое «но»: в некоторых видах профессий существует большая конкуренция, где не каждый сможет найти себя, но даже в этом случае, я считаю, если человек чего-то по-настоящему хочет, то приложит для этого все усилия и добьется абсолютно любой цели.

– Что бы ты пожелала студентам в Татьянин день?

– В первую очередь я желаю не жить стереотипами, «фильтровать» информацию, оставаться всегда самим собой, хорошо понимать свои желания, не бояться ставить высокие цели, не лениться и добиваться результата.

Беседовала Ани Думикян

Фото из архива Е. Купряковой

Голосование

Как вы относитесь к возможности голосования на выборах губернатора в течение трех дней?

Всего голосов: 10






Видеоновости