8.12.2019

Новости

05.12.2019 Научная конференция

05.12.2019 Викторина для студентов и школьников

05.12.2019 Обучающие семинары

04.12.2019 День приема граждан

04.12.2019 Викторина ко Дню Конституции

04.12.2019 Конкурс сочинений

03.12.2019 Совещание председателей

03.12.2019 Правовой диспут

03.12.2019 Изготовление и передача бюллетеней

02.12.2019 Регистрация завершилась

«Макдональдизация» политинформации


Статья Сергея Володенкова и Виктории Митевой посвящена особенностям трансформации моделей массового потребления информации в связи с интенсивным внедрением в современную политическую практику цифровых информационно-коммуникационных технологий. По словам авторов, в современном обществе сформирован запрос на простые объяснительные медиамодели политической реальности. Появляются серьезные возможности для точечного воздействия на аудиторию, что существенно увеличивает манипуляционный потенциал цифровых информационно-коммуникационных технологий в сфере современного политического управления. Предлагаем читателям сокращенный вариант этого исследования, полная версия статьи доступна в журнале «Гражданин. Выборы. Власть» на сайте rcoit.ru.

Управляемость обществом

В мире сформировалось глобальное пространство массового потребления медиапродуктов – заменителей реальности, обладающих такими характеристиками, как удобство, высокая скорость и низкая стоимость потребления, а также привлекательность контента, доступность и распространенность «точек потребления». Такие медиазаменители, которые быстро, просто и непротиворечиво объясняют социально-политическую реальность, транслируются в массовое сознание в разнообразных видах: общественно-политические ток-шоу, информационные, новостные и аналитические теле- и радиопрограммы, публикации в печатных СМИ, а также на онлайн-площадках.

Проблема появилась не вчера. Английский литератор Самюэль Батлер в середине XIX века писал о том, что «общественность покупает свои мнения так же, как покупают молоко, потому что это дешевле, чем держать собственную корову. Только тут молоко состоит в основном из воды». В свою очередь, американский социолог Джордж Ритцер в конце XX века в работе «Макдональдизация общества» показал глобальный тренд в современном общественном развитии на рационализацию как процесс постоянного увеличения «калькулируемости» и управляемости поведением индивидов и институтов. При этом «макдональдизация» процессов потребления направлена на выработку и поддержание эффективных технологий и практик управляемого функционирования современного общества.

В пространстве современной публичной политики проблема выбора содержательных целей уступает место вопросу эффективности достижения целей. А современная медиаиндустрия и глобальный интертеймент в лице телевизионных каналов, прессы, радиостанций, общественно-политических и информационных интернет-ресурсов ориентируются в первую очередь на «сбыт» массовых медиапродуктов.

Спрос и предложение

Спрос на объяснительные медиапродукты на социально-политическом рынке весьма высок. При этом массовый потребитель, как правило, не задается вопросами о качестве продукта, будучи поглощенным непосредственно процессом комфортного потребления. Применительно к медиаиндустрии таким продуктом становятся так хорошо всем знакомые теле- и радиопрограммы, а также публикации в прессе и интернете.

Ведущие СМИ, по сути, функционируют в формате генераторов моделей квазидействительности, предлагая конечному потребителю ограниченную линейку медиапродуктов для создания иллюзии свободы выбора источников информации о социально-политической реальности, за которой скрывается рационально сконструированная архитектура управляемого выбора из весьма ограниченного набора альтернатив.

Большинству потребителей доступен лишь ограниченный пул популярных телеканалов с таким же ограниченным пулом программ (что справедливо и по отношению к радиостанциям, печатным СМИ, интернет-изданиям), которые транслируют опять же строго лимитированный набор объяснительных медиаконцепций, «разъясняющих» массовому потребителю в максимально доступной и легкой форме содержание и особенности актуальной социально-политической повестки. При успешном осуществлении цензуры объяснительная медиаконцепция может оказаться вообще единственной.

При этом речь идет не столько о формировании, но в большей степени об удовлетворении уже существующего массового спроса на такого рода «объяснительный товар». «Макдональдизация» сферы публичной политики является мощнейшим глобальным трендом, направленным на сужение горизонтов суждений и массовых представлений о социально-политической реальности. По сути, речь идет о формировании пула пользующихся популярностью и высоким уровнем доверия «медиаизоляторов», в которых обеспечивается регулярное «питание» «заключенных», которые при этом не осознают ограничения своей собственной свободы. При этом даже существует своего рода «меню» из доступных для потребления средств массовой информации, способное разнообразить потребительский рацион.

Меньше текста!

Безусловно, в подобных условиях желание «приготовить собственное блюдо» неумолимо исчезает, равно как и соответствующие этому желанию навыки и возможности. Готовый «медиабургер» можно получить быстрее и дешевле, а зачастую – вообще бесплатно. Таким образом, происходит глобальный переход к цивилизации «человек медийный», в которой массовый спрос на сложные аналитические тексты, требующие размышления и формирования собственного мнения, неуклонно снижается. Наоборот, максимально визуализированный контент в развлекательном формате с минимальной аналитической составляющей, мгновенно предлагающий готовые и привлекательные мнения и суждения о различных процессах и явлениях в сфере экономики и политики, становится всё более востребованным со стороны масс.

Сможет ли Homo Sapiens в будущем сохранить свои традиционные возможности и способности познания реальной действительности, отстоять право на собственные мнения и суждения, не являющиеся «скалькулированным» результатом внешнего информационно-коммуникационного воздействия, – весьма важный и актуальный вопрос в аспекте рассуждений об эволюционных трендах современного общества. При этом нынешние технологии коммуникации во многом определяют специфику распространения и формы потребления информации, позволяя в совершенно немыслимых ранее форматах осуществлять информационно-коммуникационное взаимодействие между конечными пользователями.

Потребители медиареальности

Под массовыми политическими коммуникациями в современном обществе мы понимаем системные процессы разнонаправленной конкурентной трансляции контента с целью формирования виртуального пространства ценностей, смыслов, идей, образов и представлений, касающихся ясного и объективного восприятия всеми взаимодействующими участниками информационно-коммуникационных отношений социально-политической реальности и происходящих в ней явлений.

В процессе современного политического управления, основой которого и выступает массовая коммуникация, эти цели – одни из ключевых. При этом само общество становится активным потребителем моделей медиареальности, предлагаемых в информационном пространстве, и использует в качестве основного (как правило, единственного) источника знаний о реальной социальной действительности средства массовой коммуникации, транслирующие ценностно-смысловой контент в общественное сознание.

«Человек коммуникационный» живет за счет постоянного обмена информацией с внешней средой, который ему жизненно необходим. При этом новые средства и технологии массовой коммуникации (включая и цифровые) непосредственным образом могут влиять на изменение нашего восприятия окружающей реальности. Средства хранения и передачи информации не являются нейтральными, а «способ организации и передачи наших знаний о мире сильнейшим образом влияет на природу восприятия мира и то, каким образом мы познаем мир».

Победа онлайн-ресурсов

Детальное рассмотрение актуальной политической практики позволяет выявить происходящий технологический перелом в сфере массовой трансляции политического контента. Речь идет об окончательной победе социальных медиа над традиционными СМИ, доминирование которых в пространстве публичной политики еще недавно казалось незыблемым. Анализ проведенной штабом Дональда Трампа информационной интернет-кампании позволяет сделать ряд важных выводов, которые во многом объясняют электоральный эффект, вызванный агитационно-пропагандистской работой в пространстве социальных медиа. И здесь надо сказать о SMM-технологиях.

В отличие от традиционных медиа, имеющих вполне определенную политическую ориентацию, а также четко зафиксированную и устойчивую аудиторию потребителей информации, социальные медиа позволили SMM-специалистам Трампа получить ключи доступа к такой важнейшей электоральной аудитории, как неопределившиеся. Доля тех, кто не имеет четкой позиции по отношению к той или иной политической силе, кандидату, партии и так далее, как правило, составляет весьма значительную часть электората. Президентские выборы в США не стали исключением.

Возможности практически точечного таргетинга позволили четко транслировать необходимый политический контент в сознание целевых аудиторий неопределившихся, подобно боеголовке с лазерным наведением. Точному попаданию пропагандистского контента в мишень, то есть в сознание целевых аудиторий, способствовало и применение технологических решений, заключавшихся в своего рода хантинге – выслеживании целевых интернет-пользователей и их профилировании с использованием методов анализа пользовательского поведения в Сети с последующей незамедлительной таргетированной информационной атакой на них со стороны SMM-специалистов штаба Трампа.

Безусловно, в нашей стране имеется собственная специфика сетевого пространства, начиная от неравномерного доступа к интернет-ресурсам (и вообще их востребованности) в различных регионах России, особенно на Дальнем Востоке, и заканчивая традиционно низкой технологичностью предыдущих политических кампаний, в рамках которых использовались социальные медиа.

Однако, если учесть тот факт, что протестный и потенциально протестный электорат, состоящий в значительной степени из молодежи и представителей среднего класса, обитает в первую очередь в мегаполисах и крупных городах с развитой интернет-инфраструктурой и способен оперативно мобилизовываться посредством ресурсов социальных медиа, мы можем с определенной степенью уверенности предположить, что в ближайшие годы нас ожидает существенная активизация политического потенциала Рунета со стороны соответствующих интересантов.

Формирование массовых настроений

Говоря о высоком потенциале и перспективах применения современных технологий цифровой коммуникации в онлайн-пространстве в рамках политических кампаний, следует отметить и оборотную сторону медали. Так, эксперты чаще обращают внимание на то, что социальные медиа всё в большей степени начинают выступать в качестве источника серьезных рисков, вызовов и уязвимостей. Одна из таких проблемных компонент – активное использование персональных данных онлайн-пользователей. Эта информация может применяться в сетевом пространстве для эффективного воздействия на граждан с учетом личностных особенностей каждого.

По сути, речь идет о сборе и применении заинтересованными силами массивов информации, описывающих ключевые характеристики пользователей, включая их предпочтения, особенности психотипа, специфику моделей поведения. Например, компания Cambridge Analytica, которая специализируется на анализе Big Data, принимала активное участие в формировании массовых настроений в кампании по выходу Великобритании из Евросоюза. В США за последние три года она участвовала в 44 выборах различного уровня. Эта фирма, только по официальным данным «Фейсбука», получила профили 87 млн пользователей данной социальной сети из США, Филиппин, Индонезии, Великобритании, Мексики, Канады, Индии, Бразилии, Вьетнама и Австралии. Сведения активно использовались в ходе политических кампаний для воздействия на общественное мнение.

Однако это лишь вершина айсберга. Так, хранилище данных о 250 млн профилей американских избирателей имеют в своем бизнес-активе миллиардеры братья Кох, традиционно поддерживающие консерваторов. Экс-директор Google Эрик Шмидт запустил проект The Groundwork. Его основная задача сводилась к построению технологической инфраструктуры для сбора информации об избирателях. И это – лишь малая часть тех проектов, которые нацелены сегодня на сбор и использование больших данных в политических процессах.

Цифровое неравенство

Вырисовывается целый круг проблем, требующих внимательного рассмотрения. В первую очередь следует признать, что сбор информации о пользователях осуществляется постоянно и, как правило, без их ведома. Так называемые «цифровые следы» оставляет практически каждый присутствующий в социальных медиа. В конечном счете сформированные на базе таких «следов» персональные «цифровые профили» позволяют понять о человеке больше, чем знают о нем ближайшие родственники. Отметим, что люди по своей инициативе активно делятся в своих профилях информацией. И ее более чем достаточно для того, чтобы выявить личностные характеристики, которые пользователи вряд ли хотели бы разглашать.

При этом, по сути, мы имеем дело с новым видом цифрового неравенства. Происходит разделение людей на так называемые «дата-классы»: тех, кто генерирует информацию (простые пользователи), тех, кто способен собирать и хранить массивы цифровых профилей, тех, кто способен эти массивы анализировать с различными целями, и, наконец, тех, кто способен использовать «дата-классы» в своих интересах.

Так происходит отчуждение персональных данных от их носителей, а само общество разделяется по уровню доступности и возможностей использования Big Data. Такой тип цифрового неравенства способен порождать новые эффекты в общественно-политической сфере. В первую очередь речь идет о возможности выстраивания «цифрового Паноптикума». В его рамках любая онлайн-активность является записью в массиве данных, находящемся под контролем заинтересованных представителей элитарного «дата-класса», способного применять пользовательские Big Data в своих интересах.

На основе анализа профилей пользователей можно не только контролировать человека в пассивном режиме, полностью отслеживая его действия в Сети, но и активно навязывать ему «удобные» мировоззренческие и ценностно-смысловые модели, а также «правильные» модели политического поведения. В результате человек получает полностью персонализированный контент, свою личную «информационную капсулу», в которой понятия добра и зла, правильного и неправильного строго дозированы и тщательно подобраны в индивидуальной пропорции программным алгоритмом, не требующим дальнейших самостоятельных размышлений.

Риски и угрозы

Очевидной становится степень общественно-политических рисков, связанных с формированием такого рода информационной реальности, становящейся во многих случаях инструментом политической манипуляции массовым сознанием. Однако существуют и иные серьезные риски, угрозы и вызовы из-за интенсивного внедрения технологий массовой цифровой коммуникации в жизнедеятельность современных государства и общества. Глобальные поисковые сервисы, социальные сети, блоги являются на сегодняшний день активными игроками в сфере управления цифровыми информационными потоками, на основе которых и формируются массовые представления о социально-политической реальности.

В связи с этим вполне показательным примером является конфликт главы Трампа с ведущими американскими IT-компаниями. Президент США выступил с обвинением в адрес «Гугл», «Фейсбука», «Твиттера» в необъективности и подтасовке результатов поисковой выдачи и публикаций в новостной ленте. Безусловно, компании отвергли его претензии, настаивая на том, что используемые ими алгоритмы работы объективны и беспристрастны. Но насколько обозначенная американским лидером проблема реально существует и насколько она способна влиять на массовое сознание в глобальных масштабах? Данный вопрос представляется весьма актуальным, ведь, как показывают данные исследований, эти три цифровых гиганта популярны не только в США, но и во многих странах мира.

Манипулятивные возможности современных глобальных онлайн-сервисов весьма высоки. Выдача контента, заранее отрегулированная в интересах определенных акторов, приведет к превращению многих социальных медиа и поисковиков в глобальные инструменты манипуляции и пропаганды. С их помощью крупные политические игроки смогут оказывать прямое влияние на массовое сознание в онлайн-пространстве. Многие пользователи активно потребляют готовую информацию и зачастую неспособны критично воспринимать контент. По сути, мы можем говорить об опасности появления уже в недалеком будущем политических режимов сетевого тоталитаризма, основанных на современных цифровых технологиях. Самым же парадоксальным в этой ситуации является то, что массовый спрос на простые и удобные в употреблении объяснительные медиамодели социально-политической реальности будет, по нашему мнению, лишь увеличиваться, что порождает и рост манипулятивного потенциала цифровых информационно-коммуникационных технологий в сфере современного политического управления.

Фото с сайта elephant-marketing.com

Голосование



Стали бы Вы наблюдателем на выборах?

Всего голосов: 31






Видеоновости